О нисхождении Духа в Материю. Знание, Сознание, Ум


Автор Шевцов А.А.

  

15.08.2006 г.

Семинар                 III-1, Санкт-Петербург, 19–22 сентября 1996 г.
Автор                     
Шевцов А.А.
Редакция             Савушкина О.

 

Тема семинара — наука мышления.

Если исходить из этнографических корней того, что мы с вами изучаем, то наверно надо говорить о древнейшей дисциплине, которую вы знаете, как Веды для индоариев, а на Руси, как ведовство. Естественно, сейчас, после тысячи лет гонения, у этого слова отрицательный оттенок. Так вот давайте, откинем из понятия ведовство, все, что связано с черной магией, с колдовством того типа, который нам показывают в иностранных фильмах, типа “Чернокнижника” и тому подобное. Вообще, понятие “Черная книга” на Руси не существовало. Берем ведовство в том аспекте, в котором оно понимается в Ведах, т.е. наука — Знание или наука о Знании. Естественно, сразу возникает вопрос — что тогда Знание?

             Прошу услышать, что это Знание, а не знания, т.е. это не наука об овладении информацией или точнее о владении информацией, это наука о владении Знанием. А Знание в традиционной культуре понимается, как своего рода тонкоматериальная среда,  которая позволяет человеку оказывать воздействие на мир.

            Итак, наука мышления, которую мы изучаем, хотя и не точно передает это название — смысл, тем ни менее будет иметь дело с некоторыми аспектами ведовства, в лучшем смысле этого слова.

            Что мы можем сказать о мышлении? Мышление — самая большая и самая сложная часть этой науки. Она настолько велика и сложна, что ею придется заниматься специально. Этому будет посвящен семинар третьей ступени и два семинара четвертой.

……

            Чтобы было понятно, насколько важно заняться мышлением, скажу – Ваша Судьба — есть воплощение Вашей личности в форме Вашего мышления. Это железно и это ловушка, из которой удавалось выбраться, пожалуй, только просветленным.

……

Понять, что такое мышление из курсов  академической, официальной психологии наверняка трудно, а может быть и невозможно. … Ясно, что в бытовом мышлении, в бытовом понимании, мышление крайне запутано. Под понятием мышления и в академической психологии, и в быту понимается несколько разных вещей. И в силу этой смешанности никто с ним практически работать не может.

Хорошо это или плохо, но при этом у нас нет другой возможности ни понять, что такое мышление, ни освободиться из ловушек мышления иначе как, познавая его и себя через самонаблюдение.

            Мышление можно познавать, в принципе, через самонаблюдение,  через наблюдение за движением тела, потому что у нас нет других способов, я здесь совершенно согласен с Сеченовым, увидеть движение хоть как-то проявленным, иначе, как через движение физического тела и через результаты мышления. И все-таки основой будет для нас, сейчас по крайне мере, это самонаблюдения в форме самопогружения туда, условно говоря, в черепную коробку, где оно там якобы происходит, в форме наблюдения за движением.

 

            Наблюдения за результатами вещь сложная и часто требует своего рода экспериментальных условий.

Для того чтобы понять то, что представляет из себя ведовство, придется идти вспять, по сравнению с теми шагами, как развивалось мышление. Ясно одно, что мышление не дано человеку изначально от рождения, что мышление возникает и развивается в ребенке. Ясно, однако, и другое, что есть период в его жизни, когда у него нет мышления, а есть нечто другое. Точно так же, как нет мышления у животных, но при этом они разумны. Значит, мы можем выстроить определенную лествицу того, как развивается мышление.

 

 

…..

            Итак, как же старики видели эти ступени в нашем развитии?  Офени любили поиграть со словами, тайные языки создавали. Мышление для них происходит от слова мыслить, что для них означало слить мысль, а иначе говоря — мышление  — это то, что мы сливаем. “Мы-слить”. Мышление сливает нас в общество, позволяет быть единым, общаться. Это же делает слово, улавливающее, сливающее, это же делает понятие смысл. Смысл — это то, что нас с мы, с обществом сливает. Иначе говоря, мышление — это та часть умственной деятельности, которая обеспечивает общение и, соответственно, выживание в обществе.

То, что обеспечивает выживание в природе на планете Земля, называется разум. Неожиданно самонаблюдение показывает — есть еще одна ступень, которая очевидно не связана с земными условиями. Называется  она Стих. От слова стихия и тихий, а отнюдь не от того, что там в стихах что-то говорится. “Тих”, “стихия” — вот эти корни. И эта способность нашего ума явно предназначена для выживания в условиях Космоса, в условиях пустоты и плотности. Но при этом все эти три способности есть способность чего-то, способности или инструменты. Чего?

            Это орудие ума. Ведовство — наука о Знании. Ум же, как говорили старики, это способность, давайте, мы сегодня скажем, человека или человечества, человеческого мозга, стекать, течь по плотностям Знания. По плотностям Знания. Но само понятие человеческий мозг или человек сразу выглядит очень очевидным и понятным, но на самом деле требует уточнения. А что такое человек в данном случае? Что такое человек без ума, если ум — это его способность?

            Попробуйте себе представить человека без ума. Остается физическое тело, одетое в определенные тряпки, правильно? Т.е. определение — это способность человека явно не точно, потому что оно предельно тогда ограничено, оно ущербно. Без ума то, что останется считать человеком уже трудно. Это человекоподобное существо. Мы сейчас не говорим о душе, духе и всем прочем, но уже ясно, что даже без ума — это не человек в полной мере, тогда получается, что ум, есть способность этого телесного комка. Я Вам однажды приводил формулу, которую говорили старики, что такое человеческое тело — человеческое тело есть створожившееся сознание. Иначе говоря, мы с Вами, как понимали старики, есть комки, кусочки сознания. Иначе говоря — ум есть способность человеческого сознания течь по плотностям знания, вот так будет окончательная формулировка.

            Нам придется тогда сразу определить, что есть сознание, что есть Знание в таком случае и так далее. Поэтому мы сегодня попытаемся поговорить на примерах. Все остальные положения, которые я сказал, все построения, я попытаюсь развивать дальше и доказывать. Насколько это будет возможно.

 

Сейчас же пока перейдем к самому начальному этапу нашей работы. К разговору о том, что есть Ум, Знание и Сознание.

            Пойдем плясать от печки. Знание сейчас в эпоху информационного бума, информационной революции, воспринимается, как объем информации. Иногда, как объем информации, которую ты в состоянии пропускать через себя, иногда как объем информации, которой ты владеешь и способен сохранить. Для традиционной культуры знание не было чем-то определенным по форме. Знание не имело формы и не могло быть дробным, т.е. ты не мог владеть своими кусочками знания. Ты имел знания, т.е. куски информации о чем-то, они  называются сплетни. Если подумать, это как-то связано с понятием сплетенная, как со словом смысл и слово, сплетающее нас с миром, с обществом.

            Иначе говоря, посмотрите, сплетнями мы называем те кусочки знания, с помощью которых ты можешь залучить внимание других людей. Мои знания говорят о том, что некоторые из вас, между прочим… И все, вы попались, он что-то такое про нас знает. А вот, если что-то важное, то говорят, знающий человек, в традиционной культуре не говорят: обладающий знанием. Это уже новодел — обладающий знаниями.

            Знающий человек, дока, знаток, знатец.

            А еще правильнее — ведун или вед, ведающая мать. Но это давно ушло.

            Так вот знание, по их понятиям, есть тонкоматериальная Среда, заполняющая всю Вселенную. Причем это самая тонкая из всех эманаций духов, это наиболее приближенная к духу Среда, передающая эманацию Божию по типу уплотнения их как сред до того, что создается вещество. Иначе говоря, это одна из первых, т.е. первая ступень нисхождения Бога в материю, духа в материю. Если это так, то владеть кусочками нельзя, хотя можно обладать сразу всем знанием. Иначе говоря, быть открытым всему Знанию и просто спокойно пропускать его сквозь себя или течь в нем.

            Есть понятие сознания, которое по законам русского языка должно было бы переводить как совместное Знание, сознание, совместное знание. Кажется, что совместное знание предполагает то, что оно как бы едино у всех. Но, если Вы вдумаетесь в это слово с точки зрения русского языка, то увидите, что совместное знание предполагает выделенность носителей этого знания. Для того чтобы владеть чем-то совместно, надо сначала выделить кусок, а потом как бы передать в совместное владение.

            Сознание — это кусочек знания, которое уплотнившись в комок стал человеком. Иначе говоря, природа человека, по понятиям традиционной культуры, есть знание. Хотя мы превращаем его во тьму неведения и тупость. Как  это получается? — благодаря хорошему, крепкому и сильному мышлению. Так вот сознание по сути лишь уплотненное знание, которое и стало тем, что вы из себя представляете. Тело — есть  очень сильно створожившееся сознание. При этом, поскольку мы с вами с одной стороны выделены  в некоторое самостоятельное существование, то мы вроде как не чувствуем своей связи с сознанием, кроме как в виде постоянной потребности в знании. Но с другой стороны, по природе своей мы есть знание, значит, никаких границ между нами и им нет. 

Но как же удалось выделиться этому сознанию?

Видели, как в воде воронка крутится? За счет чего выделился твой кусок сознания? Как он держится, если у него нет границ сознания? А так же, как держится вихрь, как держится подводное течение. За счет движения, которое, на то время, пока оно есть, поддерживает в этом кусочке собственной среды жизнь. Вихрь. Мы можем говорить о нем  терминам жизни, он рождается, он развивается, у него есть период жизни, период затухания и смерти, умирания. Точно также наше сознание: мы живем, пока движемся. Движение кончилось — сознание распадается и расползается тело, и наше сознание уходит в тот океан, из которого пришло. В океан Знания.

            Только мы с Вами не можем понять, что значит океан Знания. Ведь для нас знания очень конкретны. Это то, что можно записать на бумагу. На  самом деле, знание — это то, что познается видением, а не запоминанием. Это для нас Вами, это видение, устройство мира. Когда ты его видишь, тебе не нужно ни помнить о чем-то, ни знать какие-то куски технологии или еще чего-то. Ты видишь и делаешь. Нет обличенности в форму, к которой мы привыкли, к которой мы привыкли у знания. Зато оно дает возможность тому, кто видит его, просто жить.

            Информационный подход к знаниям — есть уход от жизни, но мы об этом тоже поговорим после.

             

Итак, первый постулат, который я хочу повторить, — знание есть тонкоматериальная среда, а сознание есть в нас выделившийся кусочек этого знания. Иначе говоря, не имеющий с ним  никакой  разницы по структуре, по содержанию, но выделенный структурно или движением.

           

Следующее, ум есть способность сознания течь по плотностям знания. Вспоминайте, как движется тот же вихрь, сталкиваясь с водяным потоком, или как два плотных потока движутся? Они начинают перемешиваться и протекать в те части, где мягко, где пусто. Так вот ум,  есть способность сознания течь по плотностям знания. Ум не есть способность просчитывать что-то и так далее. Ум всего лишь способность течь по плотностям знания и не более того. Все очень просто, но жизнь это потом чрезвычайно осложняет.

            Все остальные инструменты создаются специально, для каких-то условий. Иначе говоря, пока мы говорим о средах этой Вселенной, таких как знание, движение, сила, жизнь, сознание то же самое, то мы должны говорить просто об уме, как о способности течь по плотностям знания. Если же мы выходим во Вселенную уже не как Божественную эманацию, а как в некое пространство, хотя и не имеющее границ, тогда мы должны говорить о пустотном пространстве, в котором есть плотности. Для существования в этих условиях инструмент ума, способный течь по плотностям знания, превращается в способность течь по плотностям Мира. Что значит превращается? Обучается человек течь так, но человек ли в тех условиях? Человек ли ты был, когда обладал этим во всей полноте? Каждому решать, кем он там был.

            Важно одно, это утерянное состояние. Назовем его так — скромно — как минимум — полубожественное.

…Зачем ты приходишь на планету? Зачем? Тебе нужно выживать в условиях этой планеты — и тут же создается следующий инструмент — разум. Но с момента, когда он создается, тебе подобных становится так много и они все  “кушать, кушать, кушать”, и в том числе и тебя, что ты начинаешь думать, как этого избежать и вот это — момент создания мышления.

В философии Сознание — это  свойство материи к отражению, т.е., иначе говоря, сознание способно отражать воздействие окружающего мира, отражать  не столько в плане отбивать, что совершенно неверно. Т.е., как кожа отражает воздействие, так, когда ты на нее надавил, она прогибается, а потом из себя выталкивает то, что вошло, или же отступает или выталкивает, отражая воздействие. Одновременно она в точности повторяет форму того, что на нее надавило, прежде чем уйдет. Т.е. сознание, также и створожившееся сознание, способно повторять форму воздействующую. Более того, при определенном подходе эта форма может сохраниться надолго, запечатленная, как Ваши шрамы. Эта способность и называется для нас с Вами - память. Для того чтобы запомнить это, просто представьте: если просто взять руку, помять ее как следует, то на ней останутся следы ваших когтей, и это будет называться помятая рука или память, помятое тело. Это шутка, но образ соответствует тому, что происходит в действительности.

            Сознание, как тонкоматериальная, но довольно плотная, по понятиям духовных эманаций, среда, способно сохранять воздействие, и, если оно не травмирующее, без боли, то оно потихонечку растворяется. Так уходит светлая память, как это называется. Если же оно вошло с болью, то в этом месте сознание деформируется и эта память сохраняется надолго. Второй вид памяти — переживания, вплоть до переживания или проживания все тех же болезненных явлений вместо того, чтобы жить настоящей жизнью. Это основное, что не дает нам быть просто здесь. Иначе говоря, Память — свойство сознания, способность хранить отпечатки воспринятого.

            Ум обладает способностью обтекать эти деформации сознания, т.е. все восприятие идет через сознание, а опять же не через ум. Ум не воспринимает ничего извне, даже от органов восприятия, он воспринимает только произведенную этими органами восприятия деформацию сознания. Ум — это способность сознания течь по плотностям знания, ум постоянно пытается ощутить плотность знания, в том числе и в виде сознания, т.е. створожившегося сознания. Ни восприятие, ни память к уму не относятся.

            Инструментами ума  и его воплощениями являются стих и разум. Сегодня на этом я хотел бы закончить лекцию и показать работу сознания.

Рождение Разума. Мережка. Язык Разума. Механика Разума

Автор Шевцов А.А.    15.08.2006 г. Основы науки мышления
III-1, Удомля 1996 г.
Автор                     Шевцов А.А.
Редакция        Савушкин А.

Зачем включать разум? Да, конечно для рачительного или наиболее легкого выживания.
Теперь давайте посмотрим а что такое наиболее легкое выживание? 

Ты — человек, ты в стихе. Когда тебе холодно, то ты что делаешь? Течешь в тепло. Птицы — летят на юг, звери — роют нору, берлогу или накапливают подкожный и накожный жир, выращивают шкуру на зиму.
А ты — человек, если можно — разводишь костер, а если  нет, то бредешь до тех пор, пока не найдешь место, где можно убить кого-нибудь и занять его место (голос из зала — шкуру), отлично — занять его шкуру.
Где-то то ли в охотничьих рассказах, то ли в сказках читал:
Убил охотник медведя. Холодно, замерзает, а надо спать. Он взял шкуру медвежью, завернулся в нее, чтобы не замерзнуть и лег спать. На следующий день нашли его. Разрезали шкуру. А она с той стороны схватилась на морозе, он мехом-то к себе завернулся, а только что освежевал, и мездра-то не очищена — и ее схватило, он вылезти и не может.
Я к чему? Как первобытный человек в шкуру одевается? Вот пока есть шкура, он ею накрывался. Стало тепло — он в стихе — он ее бросил. Стало холодно — он пошел искать, где бросал шкуру. Правильно?
Или пример с костром в летнюю ночь: если ты спишь у костра, что ты делаешь когда к утру похолодало? Ты подкатился к нему поближе, пока наконец не покатишься от него, только быстро.
А когда ты в разум перешел, тут ты как течешь от холода? Да, конечно, строишь дом и второе — шьешь одежду. Что такое одежда?
Одежда-это шкура, которая носится долго, а дом-это костер, который долго не гаснет.
Иначе говоря, что делает разум?
Облегчает условия проживания. Каким образом?
Есть такая странная наука, она называется топология, исследует плоские фигуры, она близка к геометрии, как я понимаю. Вот  если взять это геометрически, то то, от чего ты хочешь  защититься, как можно изобразить, ну, скажем голод, холод? Холод переходит во что? — в жару,  от нее тоже надо защищаться. В холод, в тенек полезем. Пока полезем в тенек, глядишь — уже замерз, ползем в жару, глядишь — уже обжегся.
Это называется годичный период температур, который изображается синусоидой, правильно? А каждая синусоида чем поднимается вверх? Плотностью, которая приближается прямо к тебе, в виде холода, жары, голода, незащищенности и любой другой плотности, которая хочет тебя убить. Это плотности знания о смерти.  
А ты что делаешь? Ты с нее стекаешь. Куда?   В точности туда, где с горы можно скатиться вниз, в точности в противоположную сторону.
Если здесь пик холода, то здесь пик жары. Пока ты туда полз, ты оказался как раз напротив, как в Зазеркалье, и этот пик уже начинает к тебе ямой приближаться.
Но тебе какая разница — ты к полу головой, или пол к твоей голове? …
Так что делает Разум? …Он сглаживает убийственное воздействие Земли на тебя. Сглаживает условия жизни на Земле.
Или, иначе говоря, если в стихе ты выживаешь, то в разуме ты переделываешь Землю, чтобы она была для тебя удобной. …
Разум изменяет мир так, чтобы было удобнее жить.
А как он изменяет? С помощью чего? Что нужно делать для того, чтобы изменить?  Что с миром нужно сделать?
- Приспособить.
- Как можно приспособить? Как можно использовать?
-  Зная пользу?  
-  Да? Ты сказал?  Пользу чего?  
- Того же костра.
Размышляю  теперь уже не на конкретном уровне, а на обобщающем. Тот же костер, та же шкура, как мы можем все это назвать?  …Явления мира и предметы этого мира. Надо их изучить на предмет выявления пользы. Значит надо изучить их свойства.
Посмотрите слово какое хитрое, для офень оно означает: изучая свойства предметов, ты исследуешь предметы на предмет свойства с тобой. И это свойство не случайное, если там есть свойство, т.е. полезное свойство, то это свойство означает, что ты можешь выжить с помощью этих предметов. Это свойство означает наличие жизни, одинаковое в тебе и в этих предметах.
И вот после того как ты нашел полезные свойства,  предмет из предмета становится вещью. Вещь — это предмет, в котором спрятано знание о том, как тебе выжить.
И когда ты мир явлений и предметов превращаешь в вещный мир — ты создаешь, условно говоря, искусственный мир. А на самом деле, ты понял, как переделывать мир, теперь тебе есть, по чему переделывать. Теперь ты видишь связи между предметами, потому что ты, зная свойства предмета, знаешь как их использовать, и значит, Разум рождается как способность искать пользу, полезность.
Вот задача Разума, вот смысл включения Разума.
Да, выжить, но ведь эта задача уже стояла перед стихом, следующий уровень — задача Разума — как выжить, зная и используя полезность вещей этого мира.
Когда вы увидели, как можно использовать, дальше вы можете уже создавать образы того, как использовать.
Иначе говоря, во всех предметах, которые ты изучил на предмет пользы, есть свойства удовлетворить потребности, тогда они становятся вещью.
Предметов, в которых нет свойства удовлетворять наши потребности, не существует, потому, что мы их выбрасываем из своего мира.
Не верите, да?  
Вспоминайте: идешь, нашел ключ — ключ, и зачем он мне — выбросил? Гвоздь нашел — бросил, ключ нашел — бросил.

Мережка
Язык Разума
Механика Разума


Теперь рассмотрим Механику того, как Разум творит в своей мастерской орудия извлечения пользы и как он создает мир со сглаженной амплитудой колебаний антивыживаний.

…Узнавание идет через набрасывание Чарем сетки узнавания на мир, с которым он сталкивается внове, на  Новину, которая в принципе всегда имеет сущностью своей  Мамку или материю.
Для нас она проявляется в виде материи Знания, потому, что ее можно познать, она несет на себе Знания…
И тут же набросив сетку, Разум начинает ее, материю, рядить, как куклу. А делается это, поскольку работа-то идет с образами памяти, т.е. с образами, сплетенными из весьма материального сознания, в достаточно большом для этого пространстве, которое, как  нимб охватывает нашу голову.
Причем, сейчас вы на это смотрите, как на тот нимб, который вы видели на иконах. Вот такая плоская штука. Но уплощает этот нимб только плоскостное изображение на иконах.
Если вы приглядитесь, то увидите, что когда идет узнавание, то этот нимб немного выгибается вперед.
Почему? Да потому что у нас, как у всех животных, органы восприятия сконцентрированы на утоньшающемся вперед рыле. Глядите: уши, глаза, нос, язык.
И острие этого рыла «вонзается» в тот предмет, который надо изучить. …
…………………………………………………………………………………………………………………..
Как устроена мережка?
Во-первых, вы помните, что в ней девять клеток.
Первая-глаз, или окно и называется этот глаз-глаз души… Это центральная клетка.

Восемь клеток вокруг, они разделены на три части, верхняя клеточка и две по бокам, здесь немножко сбой идет, непонятно, доходит до конца или нет, поскольку мы наследники нравственности, которая считает тело тем, что лучше бы не было, грязная штука все-таки, запретная, поэтому вот здесь (в нижней части сетки) разрыв обычно, хотя теоретически должна быть цельною.
…А вы посмотрите, как у вас тело сразу стало доступным вашему осознаванию, если у вас спросить: эту-то самую мыли?
Т.е. тело, в принципе, может быть доступным, значит вот этот уровень тоже закрывается, но обычно мы имеем его только до плеч.
Окно или глаз, это рабочий стол Разума.
Дальше две части решетки по бокам называются Улица. Почему? Потому что у лица. Улица почему так называется? Вот изба, окна это лицо, и она, улица-то, по чему ты ходишь.
Верхняя часть смежно-составная, в ней три единицы. Мостки, мост — то, через что входят, труба – то, через что выходят, в трубу вылетает. А вот сама часть, из которой забирается постоянно в окно  — называется Чело.
…………………………………………….
Так вот, когда происходит узнавание, у вас происходит резкий выброс всего, что вы имеете в решетке, и она освобождается тут же. Улица заполняется знаками опасности т.е. знаками узнавания и они начинают поступать через чело на окошко и как занавеси сбрасываются.
Я думаю, почему чело сверху? ….
Мне кажется, только потому, что это чисто вот такой земной механизм, под действием силы тяжести оно падает на глаза. Не знаю почему, но вот так почему-то это устроено. Мне кажется именно потому, что тяжелое вниз спускать  легче, чем вверх поднимать. Чтобы думать быстрее, опускается вниз. Хорошо.
Посмотрим еще раз на узнавание.
Итак, вся твоя решетка заполнилась знаками узнавания, и ты начинаешь их как в фильмоскопе по одному набрасывать на окно. А в окно же ты смотришь на улицу. И здесь точно так же происходит – раз не совпало, следующий — не совпало, следующий,  не совпало — так погоди, на что я смотрю? А это рука!
Помните фильм был такой про Шурика, как он руку свою не узнал и испугался? Да, рука как пример вполне подходит для того, чтобы вы поняли, что ваша ладонь, которую вы знаете как пять пальцев, может быть пропущена через всю операцию узнавания опасности. Неважно что, вы не знаете что это такое, внутрь же не залезешь. Почему?   Потому что  узнавание идет вот таким хитрым образом.
….Теперь перейдем к следующей части.
А как мы потом приспосабливаем этот мир с точки зрения его пользы? Как создаются инструменты?
Кто у меня следующий будет работать? Ты? Давай. Ты достаточно созерцателен для того, чтобы все это увидеть. Садись.
Вот теперь мы пойдем дальше. Посмотрим, как рождается язык Разума, а соответственно, как творятся орудия, с помощью которых Разум обеспечивает выживание.
Мне потребуется большой блокнот, ручка, карандаш, простой и цветной со стёрочкой, батарейка, ключ. Кладет все на стул. Еще лист бумаги.
Возьмем элементарную тему — как пишется писанка.
- Сергей, ты же зачет сдавал? Только ты зачет сдавал в памяти, а теперь расскажи это в Разуме.
Скажи, пожалуйста, как писать писанку. Это не значит, что ты должен вспомнить о писанке все, что ты о ней знаешь. Ты просто должен нам показать, как это делается. Что ты для этого будешь делать?
Сергей берет блокнот, лист бумаги, ручку и берет ее, как будто сейчас начнет писать.
Так, все правильно. Теперь будешь это же называть словом.
Сергей: — «Нужно взять опору, то, на чем писать,- листок, положить сверху на опору, взять то, что пишет — карандаш, и прикладываю его к бумаге, чтобы начать писать»
Теперь посмотрим, из чего состоит то, что он сейчас рассказывает. Из отдельных образов. Образы чего? Образы предметов, которые связал чем? И образы движения, которые связывают предметы между собой. Вот так рождается язык Разума. Образы предметов и образы движений.
Это принципиально —  образ движений. Движений! Не движения, а движений! Каких-то. Причем, предметов много и для них существует множество имен.
У нас есть даже с вами свойство забывать, как называются предметы, но при этом мы почему-то никогда не забываем, как называются движения. …
Иначе говоря, язык Разума состоит из образов предметов и образов движений.
Мы, конечно, можем говорить об определителях движений, допустим: быстро, медленно, высоко, низко, еще как-то, да? Или определителях предметов. Но сейчас не принципиально, достаточно вот это.
Ясно, что монтируется все на рабочем столе из этих образов. Вот их мы и исследуем.

Сейчас мы будем через это изучать рабочий стол.
Если при узнавании он загибается вперед, то, скажем при следующем этапе в работе Разума — какой следующий этап работы Разума? — Узнавание, а потом что идет? Определение нужности, а на самом деле — полезности, исходя из нужности или нужды. Поиск полезности. Что включается следующим, как  механизм? — Рассудок. А вот дальше рассудок будет решать, что с этим делать. А потом, когда мы все это пройдем до какого-то уровня, чем завершится работа рассудка? Передается на исполнение в форме изготовления образа действия.
Да, а в конце вы передаете на исполнение, т.е. делаете образ действия, потом принимаете уже постоянное решение в стихе и тогда достигаете в соответствии с этим образом.

Так вот, мы как раз разбираем вот эту часть, когда изготавливается образ действия. Сейчас будет понятно, что надо будет сейчас сесть и написать писанку. Т.е. рассказать, как это делается, показать, объяснить на практике.
Соответственно вся эта работа пойдет на рабочем столе — в мережке.
Будем это исследовать. Итак, ты знаешь, как писать писанку? Смотрите, вот если при узнавании листка мережка разворачивалась вперед, как локатор, то когда она разворачивается назади почему?
Итак, ты знаешь как писать писанку? Гляди.
А вспомните взгляд глаз. Когда вы вспоминаете, куда вы взгляд обращаете? В себя, а не назад. Что такое в себя непонятно, но если органы восприятия вынесены вперед, то для них ты оказываешься сзади и вы смотрите в условное внутренне пространство. Эта штука вслед за ним изгибается. Так  идет поиск.
А в следующий миг…Итак, ты знаешь, как нам варить суп? Смотрите, загнулись, да? Знаю — сказал он! Но загнулись вперед, а это что значит еще? Он сейчас проверил — как бы дураком не выглядеть, нет ли в этом опасности.
……
Ты знаешь как писать писанку? Опять тревожность, нет Сергей, это не экзамен. Ага, глядите, знает, и эта штука расправилась, стала нормальным нимбом — он знает это.
Вы знаете, что вы сейчас сидите? Какое действие вы делаете? Именно сидите. Знаете, какое действие вы делаете? Мы договорились об условиях, я даже уточнил, я даже без подвоха говорю, именно о сидении говорю. Знаете? Ровненькие, хорошенькие такие, спокойные. Так вот, покой выражается в ровном прямом расположении мережки вокруг твоей головы.
Это — опасность, это-поиск (показывает, как загибается наружу и внутрь мережка).
Проверяем. Итак, помните, мы сказали — улица из двух порядков состоящая, чело, ну мы не берем сейчас мост, что там по мосту как приходит, мы не берем трубу, по которой уходит, сейчас это неважно, достаточно улица, чело, окно.
Набор образов идет в улицу воспоминаний, затем они подаются в чело, с чела опускаются в окно.
Это происходит примерно вот здесь, вот в этом пространстве, и это материально настолько, что на это можно оказать воздействие.
Даже сейчас вы уже понимаете, что если мышление идет в образах, то образы должны между собой как-то монтироваться, слепляться. Значит то, что ты говоришь цельной фразой, отнюдь не означает, что это цельно само по себе. Это цельно только в твоей подаче. Но это можно отстричь и разрезать….
При всем том, что разум безусловно гораздо более экономичная вещь, более рачительная, говоря по-русски, чем мышление, которое вообще съедает всю нашу жизнь, Разум наш с вами, к сожалению, уязвим.
И вот это мне и хотелось бы сделать основной темой сегодняшней лекции, чтобы вы убедились — над разумом тоже надо работать, и работать серьезно…
Но эта же тема, на самом деле — тема всей вашей жизни, потому что все  ваши жизненные действия, условно говоря, протекают внутри крутых тестирующих программ, которые выявляют, достаточно ты умен, или недостаточно, достаточно  ли хорош твой разум, чтобы ты жил, так как хочешь, как мечтаешь, как считаешь достойным себя.
Все ваши работы, встречи с людьми, дом, улица, все проверяет то, хорош ли твой разум.
Судя по всему пока не самый лучший, так?

Сознание в общем


Автор Шевцов А.А.

  

22.09.2006 г.

Слово «сознание» кажется нам привычным и естественным, однако языковеды не считают его русским. Как и множество других слов, сделанных из русских частей, но по образцу иностранных — вроде благо-родный по образцу греческого ев-гений — языковеды определяют слово «сознание» новоделом.

В силу этого, для них в нем нет никакой загадки. Фасмер в своем «Этимологическом словаре» пишет кратко, будто ставя штамп на приговоре: «сознание — калька латинского conscientia». Русские этимологические словари Черныха и Преображенского после такого приговора просто не поминают это слово — все же ясно…

Кстати, точно так же считаются кальками латинской conscientia и английское consciousness и немецкое bewustsein.

В латыни слово conscientia имело, если верить латинско-русскому словарю три основных значения сведение, знание; совесть; и собственно сознание. Однако понять из словаря, что значит «сознание» невозможно.

 

Лично у меня есть сомнения, что дело действительно так однозначно. Наше языковедение очень сильно болело когда-то теорией заимствований, и страстно хотело выглядеть научным. Для этого языковеду достаточно было найти хотя бы сомнительный иностранный источник для любого русского слова, и уже можно было защищать диссертацию. Меня до сих пор смущает то, как наши языковеды уверенно выводят русскую поганку из латинского паганус, что значит «неверный».

Внешне все хорошо, — звучит очень сходно, даже осмысленно, вот только как объяснить такое повсеместное распространение этого латинизма в необразованной крестьянской среде? А еще хуже — полное отсутствие для таких грибов собственного русского слова. Вот жили-жили люди, тысячелетиями собирая грибы, и не имели слова для того, чтобы обучить детей, какие грибы не брать?

Мне кажется, что слово «поганка», как и многие другие якобы заимствованные из индоевропейских языков слова, в действительности просто сохранились в русском языке с той поры, когда мы жили вместе. Кстати, как и слово мастер, которое кажется очень английским или немецким, а в действительности отмечается в словарях древнерусского языка с одиннадцатого-двенадцатого веков.

Вот и слово «сознание», как показывает в своем «Словаре древнерусского языка» Срезневский, находится уже в рукописях четырнадцатого-пятнадцатого веков. Допускаю, что более ранние свидетельства просто не искались языковедами.

Правда, как и со многими другими словами, значения этого слова в ту пору отличаются от современных.

Основное использование отмечается в виде слов «сознавати, сознаваю», что, в первую очередь, означает признание, но не признание в вине, а как бы узнавание: «Сознаваю сим моим листом». В этом сознавании есть уже оттенок того, что сейчас обозначили бы словом «осознавание».

Сознатися используется и для обозначения «сговориться», «познакомиться», «сойтись» — как бы познать друг друга, обрететя некое совместное знание.

Не надо забывать, что рукописи той поры были либо придворными, либо религиозного содержания, и бытовая речь, то есть собственно русский народный язык, попадал в них, просеиваемый сквозь сито христианской образованности. Иначе говоря, это не русский народ стремился заимствовать слова из латыни или греческого, а образованные книжники, выказывая презрение к простолюдину и всему русскому, старались приукрасить речь князей и церковников, подыскивая привычным русским словам «красивое» иностранное звучание…

Почему-то наши языковеды очень редко исследуют это явление намеренного искажения русского языка в рукописных источниках, по которым изучают древнерусский язык. Впрочем, никакой новости для них в том, что русский язык искажался под видом его улучшения, нет. Это общеизвестно, только почему-то не учитывается.

 

Вот и слово сознание, как его переводят с латыни, а затем объясняют наши толковые словари, не раскрывается во всей полноте. Часто они просто шли вслед за латинскими словарями, давая в качестве значений этого слова лишь знания и совесть.

Чудинов в 1901 году в «Справочном словаре», наоборот, отталкивается не от латинского значения этого слова, а, скорее, от древнерусского:

"Сознание — действие по глаголу сознать.

Сознать,-ся — совершенный вид глагола сознавать.

Сознавать — понять истину, признать ее".

За полвека до него Даль дает и это значение — «убедившись в истине, признать или понять ее, изменить прежнее мнение свое», но дает и совсем иное значение:

"Сознанье — состоянье сознающего что, или действие сознающегося в чем-либо, раскаяние".

И приводит то значение, которое более всего необходимо для психологического исследования:

"Сознанье, сознание себя, полная память, состоянье человека в здравом смысле своем, могущего отдать отчет в своих действиях. Больной наш уже без сознания, в беспамятстве, в бреду. Она упала без сознания, обмерла, упала в обморок".

 

Совершенно очевидно, что потеря сознания, как ее описывает язык, связана с некой потерей знаний или сведений, как способности ведать нечто, но точно так же она связана и со смертью — обморок — это обмирание, но одновременно и мрак. Значит, речь идет о и некой утрате света… вероятно, внутреннего. Что такое внутренний свет, пропадающий при обмороках, то есть потерях сознания, не объясняется, но он явно связан с потерей «здравого смысла», то есть способности давать отчет в собственных действиях, осознавать себя.

Следовательно, если дать определения тому, что такое осознавать, давать отчет и здравый смысл, то можно будет понять и что такое сознание, с потерей которого пропадают и все эти способности. Думаю, не ошибусь, если предположу, что вместе со здравым смыслом теряются разум и память — иное имя обморока — беспамятство. Хотя начать, конечно же, надо со знания, понимания и ведения.

Уже одного этого перечисления достаточно, чтобы понять, что сознание — понятие сложное, описывающее нечто, обладающее и устройством и содержанием. И то, что язык не сразу отметил все эти составляющие части понятия, не означает, что народ неверно видел само явление. Обмороки и потери сознания случались с людьми на протяжении всей истории человечества, значит, и само явление сознания сквозь них тоже было доступно народному наблюдению тысячелетиями.

А вот описания его рождались лишь тогда, когда в этом появлялась необходимость. И ее могло вовсе не быть у тех, кто писал книги в старину, что никак не свидетельствует о том, что не было таких людей, кому сознание было интересно, и кто изучал его сквозь различные проявления.

Наше время отличается от того, прежде всего, тем, что любопытствующих людей становится все больше, и потому языковеды вынуждены создавать все более подробные описания для тех же самых явлений, о которых еще век назад можно было писать кратко, как это делал Чудинов.

И вот академический «Словарь русского языка» описывает то же самое явление уже на ином уровне подробности

"Сознание 1. Восприятие и понимание окружающей действительности, свойственное человеку, способность осмысленно воспринимать окружающее.

2. Философское и психологическое. Высшая, свойственная лишь человеку форма отражения объективной действительности.

3. Понимание, осознание общественной жизни человеком или группой людей.

4. Ясное понимание чего-либо.

5. Признание в своей вине, проступке".

Как видите, описания стали не только подробней, но и гораздо научней, что вовсе не так уж хорошо, потому что означает искусственную надуманность.

О том, как ученые старались приписать понятию «сознание» свои собственные смыслы, я очень подробно писал в первом томе «Очищения» прямо посвященном сознанию. Поэтому не буду повторяться. Лишь укажу, что подобных научных пониманий сознания было несколько.

Отменяя народное понимание, Декарт предложил считать сознанием ту точку — источник мысли, — которой ты осознаешь себя, когда думаешь о самом себе. Естественно, это допустимо, если просмотреть все предшествующие определения. Народное понятие о сознании шире, но в нем есть значение «осознавать», в том числе и «осознавать себя». Таким образом, картезианское определение сознания не противоречит истине, хотя и сужает понятие сознания лишь до одного его значения.

Это сужение, похоже, было очень важно для философов, потому что позволяло им ограничить себя узким набором понятийных знаков, и так создать язык точных рассуждений, подобный логике. Поэтому философия билась в путах картезианского понимания сознания несколько веков, в общем-то, загнав себя в тупик. Именно из-за того, что так было проще рассуждать, философы-метафизики долго не принимали психоаналитическое понимание сознания, которое разрушало их стройные теории.

Основное, что требовало от философа и психолога картезианское понимание сознания — это видение сознания как «процесса», то есть чего-то изливающегося из точки Я подобно свету, кстати, свету разума, длящегося, возможно, развивающегося, но могущего быть выключенным, как лампочка…

Фрейдизм, как вы помните, долго не признавался и академической медициной. Наверное, потому что пытался отобрать у нее часть обжитой кормушки. Поэтому у философов был не только союзник, но и оправдание для того, чтобы не замечать истину: вон, и медицина не признает выскочку!..

А между тем истина была в том, что у сознания возможны содержания. Именно их и пытались не впускать в свои стройные рассуждения метафизики всех родов, поскольку тогда процессы переставали быть самодостаточны. К тому же содержания оказывались своего рода «вещами», хранящимися в сознании, а это уже предполагало некую вещественность для того, что только что было совершенно идеально…

При этом сопротивление это было совсем детским — сами же говорили о памяти, о переживаниях, да и о тех же процессах, но будто договорившись, не задавать вопроса: а где все это протекает или хранится? Очень облегчила жизнь ученых естественнонаучная революция. Она, конечно, уничтожила метафизику, но так, что метафизики сами перебежали в ряды естественников только бы не признать, что сознание может само по себе хранить содержания.

Дело в том, что естественники предложили считать таким хранилищем не сознание, а мозг, то есть тело. И вопрос, как кажется, был снят. Это был очередной тупик, который кажется привлекательным научному сообществу еще и до сих пор, но поиск «носителя энграммы», то есть воспоминания, затянулся. И хоть с каждым десятилетием нейрофизиологи и увеличивают объем возможностей мозгового вещества, примерно, на порядок, ткань эта со всеми ее нейронами и их связями, все равно не вмещает того, что теперь понимается под памятью, то есть под содержаниями сознания. Ее оценки растут еще стремительней.

Хуже того, в ней по-прежнему не удается найти самих содержаний…

 

Пока развивалась борьба между пониманием сознания как луча из лампочки осознавания и как хранилища содержаний, появились ученые, пытающиеся рассмотреть сознание через современные физические открытия. И к концу двадцатого века зазвучало все больше голосов, утверждающих, что сознание не есть работа мозга, оно находится вовне человека, между людьми, и вообще имеет материальную составляющую — если не вещественность, то уж точно некое энергетическое или полевое устройство…

Я не буду вдаваться в эту тему подробней. Свое мнение я высказал в работе, посвященной сознанию. Поэтому я просто продолжу исследовать сознание по тем его проявлениям, что наметились при изучении народного понимания.