ПРАВИЛА ЖЕНСКОГО ОБРАЗА

Данные «заметки на полях» – о женщинах. Об их сути и свойствах, предназначении и особенностях. О том, что и как делает (помогает сделать) их настоящими, ведающими, знающими себя. Как самим, так и тем, кто рядом с ними.

Эта заметка необходима сугубо для женщин в целях самопроверки их состояния, как ведающей себя матери-и или ведьмы. Для мужчин – это вехи дороги познания материи или своей женщины, при устройстве её по КОН-у своего Духа, под свой Род. Для мужчин она может стать руководством, но предупреждаем – ни в коем разе не принимайте этот палец за Луну и не замещайте знания о женщинах вообще на знание вашей – каждая женщина, впрочем как и каждый мужчина требует собственного внимания и познания. Мы все – разные и лишь в частностях – подобны и похожи и здесь собраны именно частности.

Само собой, здесь будет сказано, что необходимо, но далеко не всё. Путь познания – это путь открытий. Даже если эти открытия сделаны ранее кем-то, это ещё не значит, что оно для других это сразу станет чем-то известным. Всё бывает в первый раз, но как только «вторых раз» повторений становиться больше, чем самих первых разов, наш взгляд начинает замыливаться и мы забываем, о том, что значит видеть человека настоящим. Как в первый раз – каждый миг, потому что в каждый миг – он новый.

Именно женщина – это та, кто способна о таком напомнить. Разбудить, если ты готов – бодрствовать и тебе нужен лишь небольшой толчок, чтобы увидеть чуточку иначе. Увидеть изменчивость мира, который новый каждый миг во всём.

Разбираемые тематики «правил»

1. Правило любви.

2. Правило предназначения для «неё».

3. Правило красоты для «него».

4. Правило физиологии для «них».

5. Правило взаимодействий и отношений.

6. Правило для «тебя», душа моя.

На самом деле таких правил – множество и писать о них всех – нет особой нужды. Эти правила, лишь модели, которые усреднены и потому – всегда искажены усреднением. Каждая женщина – это целый мир охоты, мир желаний, ибо она есть по своей сути чистое «хотение», который познаётся, открывается и расширяется за счёт мужчины и его внимания. Такого мужчины, у которого хватит на то Духа и Воли, чтобы пройти эту дорогу, удерживая на ней своё внимание.

Потому, эта заметка полезна и для мужчин, чтобы понимать, чем мальчик и юноша, мужик и мачо отличается от настоящего мужчины для такой же настоящей женщины1.

1. Правило любви

Любовь – это чувство, либо это состояние? Это слово или действие? Это смысл или причина? Это цель или результат? Это движение или покой?

Мы разбираем в вопросе любви конкретное свойство её предназначения. Нам надо знать, что это такое не просто так, а чтобы мочь использовать это в дальнейшем и потому, мы представляем, как ей должно и потому свойственно проявляться в мире.

Это видение основано на различном материале и определённых исследованиях, хотя в целом (ради упрощения) показано на простой выкладке.

Для разбора этого термина, нам потребуется три категории: внимание, воля, чувство.

Внимание – это то, что мы впускаем в себя, как говорили старики – внюмаем или «имаем» своим нюхом – чуем. И чуять мы можем только одно – чувства с помощью органов чувств. Благодаря этому чуянию, мы выделяем и чувствуем определённые чуйства, обладаем чуйкой или «чутьем» на них. Если в нас они есть – мы их видим, различаем и вокруг, а если нет, то мы к ним без-различны. И потому, весь наш окружающий мир, что представлен нам в чувствах – это мир именно наших чувств, осознаем мы их или нет, понимаем или нет – это уже второе. И в каждой частичке, что мы видим есть хоть малая доля и отголосок наших чувств, что внутри нас, но отражаются, резонируют с внешним, а когда мы их выпускаем – мы их вынимаем наружу и видим через эти самые пере-отражения. Когда мы выражаем их как эмоции или, быть может, не до конца понимая, когда ими болим и страдаем от них, совершенно не понимая их, а значит и себя в них – мы всё равно всегда живём в своём мире чувств..

Если же мы испускаем что-то, то мы говорим – вы-нимаем. Вытягиваем из себя, как ленту и путеводную нить, которая связывает нас со всеми вещами, свойствами и явлениями, в которых это наше чувство есть. Отсюда и суть нашего внимания – мы внимаем себя в себя. Мы внимаем только лишь то, что подобно нам, чему мы со-чувствуем и не важно, понимаем мы само чувство в полноте или нет – мы его впускаем, если оно есть в нас, ибо оно – наше и значит то, в чем есть оно же – нам так же родственно и выпускаем.

На этом умении внимать и вынимать построено любое познание, способность понимать и сочувствовать миру, видеть вокруг проявления подобия себя и радоваться ему. Видеть это как отражение себя и учиться о понимании этих чувств внутри себя, внимая эти отражения и позволяя себе обладать драгоценным даром – сравнения. Того что мы вняли и того, что мы выняли из себя и поняли это, когда оно, пройдя череду отражений, вернулось к нам обратно.

Чувство – это связь. Мы чувствуем, мы ощущаем, мы воспринимаем. Это разные вещи. Если воспринимать и ощущать – это действия, то чувствование – это состояние. Состояние связанности вниманием с чем-то. Внутри нас или снаружи, как со-чувствие – это чувствование связи двух родственных, подобных через это чувство явлений, существ, живых.

Если бы не было связности, не было со-знания, как инструмента связывания знаний о чувствах между собой, мы бы просто были самими чувствами без-раз-дельно. Были бы всем-всем-всем во всех поселенных мирах и мириадах метавселенных одновременно. Мы были бы одним этим чувством, что есть везде без каких-то границ. Однако, находясь тут, мы создали для себя небольшой «пузырь» из ограничения чувствования всеобщности, что называется сознание, связность знаний между собой. И через сознание мы можем чувствовать лишь то, с чем сами связались. Мы надели на себя «очки» под названием сознание, чтобы им осознавать и учиться понимать свои чувства, а не только ими быть.

Вся остальная связность и чувственность, что есть, как наше истинное бытие, но находится вне нашего сознания, вне нашей способности их осознавать и понимать – это наше интуитивное, внутреннее тонкое душевное переживание, до которого мы так сильно и хотим дотянуться. Это чувствование себя безграничного и есть наше стремление души успокоиться, вернув себе все-целость и всеобщность, расширив сознание на всё-всё-всё. Но не просто вернув себе «ноль» бытия, а вернув его через понимание себя в себе. И это расширение – это достижение соответствующего состояния, состояния любви, полёта, всеобъемлищности и блаженства, когда более никуда не тянет – именно так оно понимаемо. Потому мы говорим о понимании. Именно так оно чуется и объясняется внутри сознания. Когда мы вернули себе полноту своего чувства и поняли себя, осознали себя целиком. И это есть радость.

Воля – это особенное свойство, порождённое сознанием из неполноты понимания чувства. Оно есть результат ощущения неполноты, ощущения внутренней пустоты и самое главное – способности видеть эту пустоту внутри, способность ею организовывать своё устройство сознания. Воля – это способность удерживать наше внимание. Например, на этой пустоте, которую мы можем заполнить своим чувством. Заполнить собою, вспомнив себя в этом образе без содержания, там, где нет нас – осознанных. Создать этой пустотой новую границы и душевную грань чувств. Более ни для чего это «ничто» пустоты Воли не нужно. Только лишь для научения понимания чувств, которые мы ловим в «сачок» воли и рассматривая в этой пустоте, где нет ничего кроме него – познаем отдельно.

Именно воля даёт нам возможность выражать наше состояние готовности любить и саму способность любить. Она даёт нам возможность быть безграничным и всеобъемлющим не вообще, а по отношению к чему-то конечному. Выходить за границы известного, тех самых известных знаний и сознания о себе, в пустоту, где его ещё нет, но где точно есть наше чувство и через него мы объемлим своё уже известное о себе знание. Ведь нас туда – в волю, на волю – тянет. Там мы можем выразить себя иначе и проявить своё чувство по-новому, поняв себя ещё одной гранью. Ведь не просто же так, что познанные чувства зовутся – «гранями души». Именно границами мы познаем себя, строя их, удерживая их и выходя за них. Это предназначения и часто – это уже определённое знание о своей сути. Удерживать или выходить? Мы управляем именно границами, творя наше собственное изменение – душевное движение единственной силы, что есть у нас – душевное движение наших чувств.

Воля – это то, чем мы ловим в своё внимание что-либо, какое-то чувство или совокупность чувств. Какое-то отражающееся внутри нас связностью, резонансом, узнаванием или как-то иначе нас цепляющее ощущение. И именно воля нужна нам, чтобы мы могли что-то познать. Ведь для этого это необходимо удержать в своём внимании на достаточный срок. Чтобы буквально прожить эти чувства внутри себя. Создать внутри себя их отпечаток – их осознавание и понимание. Проявить их внутри себя.

Вспомни, пускай и не столь «прямую», но доступную аналогию (без которой объяснение было бы крайне длинным), что воля – это лов-ля. Прочитай «вол» наоборот. А потом, прочитай наоборот и фразу, пускай и не нашу, но проявляющую нужный нам смысл: «I love you». Что ты в неё слышишь? «Ай лов-лю». Я тебя ловлю. Юл вол Йа. Твоя воля.

И куда ловишь-то?

В своё внимание.

И что?

И удерживаю там, внимаю, внимателен сейчас именно к тебе.

Почему?

Потому что ты проявляешь те чувства, которые мне желанны, ты позволяешь мне тебя любить, а вернее любить себя, проявленным, как чувство в тебе. Именно этим чувством ты обращаешь моё внимание на себя, выделяешь себя из множества, по которому оно у меня скользит безразлично, как по пустоте, где меня самого в виде чувств – нет.

Именно поэтому, любовь, внимание и воля – связаны неразрывными узами. Любить осознанно, самостоятельно можно лишь внутри своей воли, не автоматически, не по правилам, что есть воля этих правил, а там, где есть только ты этим чувством и тот, в кого ты обращён и в ком оно резонирует. Резонирует и подсвечивает его именно им для тебя. Его образом и состоянием, внутри которого ты проявляешься, как чувство. И ты из себя, как чувство познаешь его вместе с ним. Именно через это чувство ты и видишь другого, именно им ты его и… любишь. А вернее – любишь себя в нём, любишь и наблюдаешь, как это твоё чувство цветёт в другом, и наполняешься радостью от своего много-образия, от своего расширения этим чувством на множество, себя и его. Это и создаёт между вами связь, взаимопонимание через это чувство, едино-душие, опять же через него и в этом чувстве.

В.О. Ключевский: «Есть два рода любви к ближнему. Если мы любим самое наше чувство любви к другому, это — любовь. Если мы любим любовь другого к нам, это — дружба. Любовь разрушается взаимностью, а дружба ею питается».

В.О. Ключевский: «Дружба может обойтись без любви; любовь без дружбы — нет».

Вдумайся в эти слова и пойми, как свою любовь, так и то, что тебе любимо. Обрети равновесие внутри себя и верни душе равнодушие – достижение совершенства граней своих чувств, чтобы сверкать ими без из-каж-ений.

В области нашего внимания находиться то, что для нас – живо, то, что мы, впуская в себя, оживляем внутри себя, говорят «наделяя своим вниманием» или «оживляем своей жизненной силой», своими чувствами, распознавая это, как наши собственные чувства.

2. Правило предназначения для «неё»

Возможно, кому-то покажется это странным или надуманным, но всё описанное выше – мало значимо. Лучше уж пускай каждый проверит это сам, если ему будет охота, чем мы будем продолжать философствовать, так? Нужны практические подтверждения!

Наука ведь требует повторяемости, забывая, что мир – уникален в каждый миг и в нем нет ничего 100% одинакового – всё уникально и значит и не может быть 100% повторяемости в принципе. И потому она соглашается на модельную повторяемость… усреднение, на повторяемость хоть в немногом…

Чтож, тогда мы лишь позволим себе показать, как мы видим, тебя, женщина и видим ту суть и предназначение твоей любви, исходящей от тебя и необходимой тебе и любви к тебе. Чего ты даёшь, чего пришла нести или хранить и удерживать до времени, чему сама готова учиться, а чего ты предпочитаешь брать в плату за эти дары. Теперь мы скажем про твоё предназначение.

Говорят, что душа, что воплощается в женском теле и несёт на себе груз значений именно женского пола – это та, что в прошлой жизни не смогла достигнуть своей душевной цели. Не сумела решить свою душевную задачу. Это не правило, просто «так говорят» и значит, так «бывает». И потому, рождаясь в женском теле, она восполняет и наращивает силы для нового шанса и учится дополнительно удерживать множество этих задач одновременно в своём внимании – тренирует свою способность контролировать сразу множество направлений внимания.

Женщина подобна мифологическому Атланту, что держит небеса, которых целых семь, а бывает даже и больше. Она всегда распределена вниманием, разорвана на множество «фронтов»: работа, быт, дети, мужчины, подружки, контроль охоты, циклов, настроения, безопасности, собственной силы, желаний и далее, и много раз далее…

Всё бы ничего. Раз жонглёр может найти равновесие и устойчивость, а канатоходец не убоится тонкого каната, то и женщина вправе заявить, что – ко всему привыкаешь. Привыкаешь держать каждый фронт в каждый момент времени и одновременно.

Потому, главное не в этом.

Сложности возникают, когда какой-то из фронтов начинает валиться. Где-то происходит ошибка, и тут приходит самое большое по ужасу ощущение для женщины. Ведь сил лишних – нет. И если ты попытаешься перебросить силы с «другого фронта», то станет лишь хуже. Завалится и тот. Буквально всё может развалиться как карточный домик и именно это ощущение, что если ошибка, то ошибка с максимальными последствиями и проживаемая от начала до конца с полнотой глубины разрушений – бывает, несёт куда больше горечи. Ведь даже защититься от всей этой глубины разрушений – может не хватить сил.

Вот поэтому столь всесильная, столь могущественная женщина, каждая яйцеклетка которой – это целая вселенная мощи – без-сильна против ошибки. Против любой боли, ведь любая боль – сжимает её ещё больше, тем самым уменьшая и меру свободных сил и способности удерживать «фронты». Тем самым, сжатие женщины отдаляет от неё мечту – о полёте и парении души. Где? На воле. Вне ограничений и необходимости держать небеса. Ведь ей охота не держать их, а пребывать на них. Там, где седьмое или даже – выше! Но… как туда вырваться, если ты буквальна зажата и прижата этими небесами и если не удержишь их – они тебя раздавят, как и твою мечту – парить?

А если в этот котёл постоянного напряжения мы добавим чисто физиологическую менструацию, которая буквально случайно рвёт настроение…

То вспомни, пожалуйста, фразу: «у кого чего болит, тот о том и говорит».

А затем, вспомни и то, что женщина по сути своей – болтушка и говорушка.

В мальчишеской среде, часто так и отвечают на вопрос – как с девушкой общаться-то? Да всё просто – ты её заговаривай. Не важно что, главное говори без умолку.

Почему так? Вроде пустой трёп и мужчине, который более задачный, более целе-направленный – такое видится без-смысленным. А смысл тут в том, что через звучание, женщина получает куда большую информации и чувств. Она на него, как на волну мужскую, мужского голоса – настраивается. И эта настройка начинает налаживать её внутри и легонечко расслаблять, выпуская из неё её собственные напряжения. Ведь звук, что ты направил в другого – это тоже способ обращения внимания. Звуком – ты тоже можешь ладить и любить, либо уничтожать… вопрос интонации и вложенного чувства или его отсутствия.

И если она улыбается, веселиться от разговора, то не важен даже сам разговор, а важно то, что твоя волна – ей резонирует, а ты тогда – нравишься. Ты делаешь – хорошо. Ты нашёл её точку «гы». Нашёл её охоту через звучание и потихоньку её выпускаешь, позволяя ей чувствовать облегчение.

Именно потому она и сама болтушка – это способ снятия напряжения.

Ей и самой просто необходимо выговариваться, как один из самых простых способов снятия напряжения с границ. Она не может не звучать, ибо в ней есть постоянная боль множества разнообразных напряжений внутри, которую необходимо так же постоянно, как они накапливаются, выпускать. Хотя бы спускать, как лишний «пар», чтобы это не так сильно прижимало к серой бездушности, не сжимало её мир счастья. Куда? Как? На кого? Это ведь тоже очень опасный путь, на котором проявленная слабость может стоить ещё одной ошибки. На которой и статус «лучшей» подруги ещё не значит, что вы душевно близкие в какой-то боли.

Это совсем не мужское братство, ведь мужчина совершенно иной в отношениях.

Он искрений в сердце и в чувстве без из-кажений, но не понимает, как можно быть искренним в боли, в из-кажённом болью чувстве, как наоборот, женщина не понимает как можно быть столь однозначным ибо её настроение всегда меняет значения, меняет её состояние. Женщине нравиться в мужчине именно устойчивость, мужчине – её порывистость. Вместе же – это вихрь… управляемый, т.е. устойчивый, или разрушительный – зависит от умений обоих. И если есть взаимное непонимание о том, как быть должно и чего хотят от этого совместного бытия – это раздражает, так ведь? Но ведь, именно эта разница и нужна, чтобы он смог дать своё чистое и неискажённое, искреннее, а она, приняв это за камертон, смогла дать то, что спрятано «за» этим искажением в ответ. Дать себя, что срезонирует внутри неё на эту искренность и эталон. И чем выше будет резонанс, тем больше женщина – даст себя, как силы, потому что мужчина даст ей источник её силы от себя, но внутри неё, чем поможет ей убрать всё лишнее.

В мире бытует множество всяческих описаний женского предназначения. Как простые, чисто телесные – вынашивать и рожать детей, так и разнообразные, вплоть до душевно-духовных: быть музой, хранительницей очага, ведьмой (ведающей матерью/об-духа-творённой материей), быть хотей и т.д. и т.п..

Все они верны, но главное, на наш взгляд в ином. В том, что скрыто под множеством этих одёжек, как сокровенная суть, не только для открывающего её практически мужчины, но и для самой женщины, которая видит лишь маковки, но не способна прикоснуться к себе, как к настоящей своей мечте, без помощи извне.

Сколько святых и просветлённых женщин в мире? А сколько мужчин? То-то же…

Потому что просветление – это выход за грань, выход за известное, где есть только «свет» Духа. Мужчине это куда проще. Он на это нацелен, как пришедшая сюда душа, что пришла решать новую задачу, а женщина – ей труднее. Она занята удержанием известного, сохранением, выстраиванием лучшей по устойчивости пирамиды тут. В этом мире. Это её урок. У неё просто нет сил идти туда самой. Ей для этого – нужен мужчина. Вернее даже не он сам, а его Дух. Тот и такой, что раскроет её силу своей направленностью и унесёт за собой вместе с собою же.

Мы считаем, что суть женщины, как суть её предназначения – это быть силой, буквально сосудом для силы и её хранителем и преобразователем. Уметь хранить силу в себе, материализуя её под мужской Дух в нужных качествах, но при этом не делая себя «Кащеем», не делая себя сволочью/стервой.

Давай разберёмся, что же это за главные три ошибки: Кащей, Сволочь и Стерва.

Кащей, подобно «дракону» в восточных сказках – оба хранят несметные богатства, золото или силу рода, но это золото не их. Они их просто хранят. И даже хуже – они это захватили, украли, забрали из рода и унесли с собой. Не они чеканили и добывали это золото. Так и женщина хранит силу рода, в котором родилась, но она перейдёт в другой и передаст её роду своего мужчины. Но передаст ли? Сможет ли? Сможет ли передать или она этой силой возжелает пользоваться сама по себе, собственнически, подавив и уничтожив Дух и волю того, кто будет с нею? Уйдя из своего рода и уничтожив род того, к кому она пришла, став – без-родной… т.е. вы-род-ком. Вот суть «Кащея» и «Жракона».

Если она собственница, наполнена болью и страхами, ненавистью к тому, кто с неё будет снимать одёжки, по сути, видя в нем того, кто пришёл к ней, в её мир собственности на-силе, т.е. как насильник, то, что случиться? Она будет своей силой и болью – бить в ответ. И убьёт. Проклиная, ненавидя, боля и разрушая пришедшего. И постепенно… превращаясь в того самого Кащея и дракона, для которого главное – это чахнуть над златом, мёртвым само по себе, а не превращать его в жизнь. И потому Кащей – мертвец, а дракон – всегда спит и практически мёртв. Ведь чахнуть над мёртвым может только тот, кто сам мёртв. Подобное притягивает подобное.

В.О. Ключевский: «Смотря на нын[ешних] женщин, сознаешь верность филос[офского] определения, что человек есть разумное животное; разумность не мешает им быть животными и даже помогает им становиться непохожими на людей и в том, в чем похожи на них животные».

В.О. Ключевский: «Кулаки-бабы берегут своё сердце, как деньги, забывая, что последние существуют для того, чтобы их тратить, а первое — чтобы отдавать», «Богачи из людей, которые добывают деньги, чтобы жить, превращаются в людей, которые живут, чтобы стеречь деньги, которых им некуда девать».

Сволочью зовут того, кто волочёт за собой прошлое и пытается в новых обстоятельствах жить по его условиям, «нести свои правила в новую церковь», а в своей собственной семье, например, жить по правилам своих родителей. Это не значит, что они плохи, а значит, что этот человек не живёт в новом, а существует в старом, лишь перенеся образ старого в новое место. В этом состоит «проблема» множества молодых семей и происходящих ранних разрывов любовных союзов, когда связь устанавливается не между сердцами и душами, а между образами ожиданий и юридическими контрактами/договорами. Картинками без содержания. И как только в действительности, эти картинки начинают терять соответствие, магия очарованности превращается в раз-очарование. Разница между действительностью и картинкой начинает расширяться увеличивая напряжение и она выплёскивается во взаимных требованиях супругов отказаться от себя. Для чего? Чтобы быть картинкой. Чтобы вернулся желанный образ с конём и принцем или ещё чего-то.

В.О. Ключевский: «Хотеть быть чем-то другим, а не самим собой значит хотеть стать ничем».

Этот образ – это как сегодня говорят «западная пропаганда» образа некого царственного мешка, обладающего хозяйством, властью и богатством, что может решить вопросы материального достатка и вдруг… полюбит ту, которая свои вопросы материального достатка не решила. Резонанс и несоответствие. Это боль и иллюзия чужой мечты о собственности т.е. о становлении «принцессой», когда по факту – ты ею не являешься. Принцы женятся на принцессах, но господа – на рабах – не женятся. Это картиночная иллюзия рабско/господского мировоззрения того самого сволочизма, гордыни и собственичества. Ведь мужчина и женщина – это не только мешок материальности и физиология… впрочем, об этом далее.

Стервятник, стерва – это не вопрос пола, а вопрос состояния. Состояние готовности клевать мертвячину и ею питаться. Кушать трупы и трупность. Стервой женщина становиться тогда, когда она потеряла надежду на счастливую жизнь, либо тогда, когда молодую дурочку феминизмом, эмансипацией и прочими «равенствами» обманули, зачаровав тем, что состояние «стервы» подарит ей счастье. Отнюдь… если ты смотришь в смерть – ты мертвеешь. Тебе не откуда брать жизнь. Так ты сам впускаешь смерть в свою жизнь, но бывает мужчина, что был рядом и переставший быть картинкой, переставший быть даже мужчиной и сам скатившись к потере Духа, стал хряком. Просто куском мяса, животным в теле человеческом. Он омертвел Душой и Духом… и тогда женщине рядом с ним, если она ищет возврата этого Духа – приходиться становиться стервятником и выклёвывать из него мертвячину. Возвращать ему жизнь через боль. Причём, боль свою, ибо сил на такое – у неё лишних нет, а значит, отвлекаясь на это – она ослабляет себя в другом. Ведь если хочешь плюнуть ядом – этот яд надо сначала набрать в рот. Это жертвенность, это жертва в надежде, что вернувший себе Дух мужчина – потом эту боль уберёт. Иначе… иначе это медленное самоубийство наполненное страданием и чувством растущей потери себя в нём.

Посмотри на картинку ужаса, что из себя создаёт женщина, превращаясь в стерву.

Стиль, воспевание, физиологическое желание, мертвецкий холод, гордыня и тщеславие подавления воли, управляя физиологией (управление через половые органы), собственное сумасшествие и выход из себя, отказ от понимание себя и переход в детское состояние истерики, неразумной жизни без понимания смысла и предназначения.

И тут сразу вопрос – думаешь легко быть этим? Убивать острым словом, ходить на том, что ломает походку, меняет центр тяжести и калечит ноги, отказываясь от страха и чувства границ безопасности, т.е. нарываясь на опасные ситуации (аля юбка, тип «пояс», да ночью в тёмном парке – это стиль или подманивание маньяка?), и ошибка жизни в этом образе выливается в месть за обиды. Это постоянные нервы и постоянный «зов» (половой, но амазоночной, т.е. без мужчины рядом).

И в чем же тут хорошего… если ты не понимаешь, что оценка тут хорошего – она больная? Что месть за боль собственной ошибки бытия так не решается тем, что мужчины превращаются в одноразовые бокалы вина, для которых ты как побудка и угроза, опасность, требующая очнуться от хряковости – или умрёшь. Это ад… или жизнь в постоянной вечной боли. И быть такой – ужасная мечта, правда?

И ведь это всё – не просто слова. Это сокрытые мечты, выстраиваемые в культуре, как вирусы для тех, кто ещё не знает, как быть настоящей женщиной, настоящим мужчиной. Это чьи-то незавершённые дела и нереализованные желания, заявленные и, быть может, даже озвученные, но не достигнутые или даже – сдержанные.

И все эти мечты и последствия ошибок вызывают определённую боль и тягу. И раз эту тягу никто не помогает реализовать – то…

Вот женская суть где.

В сдержанности. Необходимость держать себя со многих сторон одновременно создаёт очень лёгкую и простую для неё возможность пойти «по лёгкому пути». Этот путь называется так: отказ в доверии другому. Вместо дара себя – сдерживаться ещё больше, сжимать себя до предела, потому что сдерживать, удерживать границы – это её естественное умение. Это – легко получается. С ним она живёт и не научиться ему – это для неё – умереть, но талант и использование таланта – разные вещи.

Но пойти по этому пути сволочи, стервы, кащея и собственницы, что тоже есть способ удержания рядом с собой и ревнование к вещи (и превращение всего вокруг в вещи и свойственный этому – вещизм, выросший в женский же маниакальный «шоппинг»), т.е. удержание в своей силе, под своими правилами другого. Это различные формы рабства (физиологическое, договорное, законное, эмоциональное, силовое, шантаж и т.п.). И все они свидетельствуют об одном – начало их применения есть результат потери себя и потери надежды на достижимость мечты о парении. Ведь месть – это решение об одностороннем восстановлении справедливости. Месть – это защитное действие… действие, что производит защитник, который знает, что такое справедливость и искренность – его суть. Это сугубо мужское качество и его дело… но если он его не делает, то как быть?!

И потому, для женщины так важно уметь позволять и доверяться мужчине. Но… из-за того, что в этом мире ещё полно лжи и слишком много мертвечины, как в мировоззрении, целях, способах достижения целей и отношениях, любое доверие может оказаться ошибкой, иллюзией и собственной очарованностью. И доверием могут легко воспользоваться… а потому женщина придумала единственный «простой» путь к себе. Что-то вроде «переходного варианта». Путь к своему доверию, через общественный договор2.

Этот путь называется – доказательство. Докажи что любишь, подтверждай свою любовь, ведь сквозь свою боль я с таким трудом вижу и совсем-совсем не различаю твою душу, как и не различаю свою и потому – я не могу чувствовать эту любовь. Потому – приноси мне материальные доказательства этому. Покажи, что ты бросишь к моим ногам… и это так по собственнически, но а какой выход иначе, если не настроено даже «целеустроение», «целеполагание»3, не проработаны правила и границы отношений с доступами к себе4 и нет понимания «слоёв любви»5 и своего душевного состояния?

Она требует доказательства и оснований, чтобы доверять. Практически. Не душевный настрой и резонанс, а картинку. Чтобы открыть свою душу и путь в закрома её напряжений и боли под которыми душа и томится для того, кто будет способен их уменьшить и даже убрать, вернув ей парение. Иначе – нет. Иначе – боли итак достаточно. Иначе тот, кто туда пойдёт – у него просто без этой проверки вообще не будет возможности правильно понимать – сможет он пройти всю эту боль или нет.

«Как много сил надо потратить мужчине, чтобы воспользоваться женской слабостью».

Это и смешно и грустно одновременно. Женщины настолько в своей слепоте отдались программам оценки доверия посредством материальности, что забыли о своём чувстве и чуйке на Дух. Потому сегодня «вскрывание» их слабостей – стало простым инструментом. Они стали шаблонны, сами потеряв ключики к своей душе. А если они потеряли, то кто найдёт? Как найдёт? Тот ли ключик?

«Нет, пожалуй, целовать её пока не буду, – сказал сказочный принц, слезая со спящей красавицы и застёгивая ширинку».

Женщине пришлось притвориться «слабой», пришлось стать послушной и покорной вообще, отдав над собой власть каким-то правилам об оценке возможности доверия, по которым, пройдя по ним, как по галочкам, мужчина получает к ней доступ. «Умелый» мужчина – при этом её даже не разбудит и не поколеблет душу. И эта слабость женщины в целом часто можно сказать, тотальна. Из-за сдержанности – она полна ожиданий. Ведь у неё нет сил, как Атланта, даже порой сменить ноги или почесаться, не то что изменяться. Нет сил на лишние движения, а потому ждать – это её слабость. Женщине, которой так легко говорить – очень трудно говорить правильно о том, что ей хочется. О своей охоте, а значит о своей душе. Боль и страх – мешают. И потому, она так часто лжёт и искажает, сама не понимая, что говорит и ради чего цепляется и даже «нарывается». Боль мешает и переполняет. Но в этом и заключается задача женщины – правильно и полно рассказать о себе, о своей силе и охоте, и хотя бы понимать их внутри себя, иначе ей самой не увидеть, не различить тот Дух и мужчину, который это – может.

В.О. Ключевский: «Страсти становятся пороками, когда превращаются в привычки, или добродетелями, когда противодействуют привычкам».

И именно иллюзия, что таким собственническим способом, управлением через различные способы искусственного захвата внимания, женщина добьётся своего – блокирует сам её путь к себе. Уводит в сторону от себя, ибо когда живое полагается на мёртвое – оно мертвеет. Когда жизнь полагается на привычку – она замирает. Это все показано и в сказках6.

Сегодняшний мир видит самую суть этого «удара», направленного на главную хранительницу силы рода, ту, кто его продолжает – на женщину. Этот информационный вал давления, ведущий к развращённости и потере внутренних ориентиров, что главное, очень мощно давит на женщину, заставляя её ещё больше уплотняться, материализовываться и опускаться до животного состояния. Видеть в мужчине лишь инструмент удовлетворения её животных потребностей снять лишь «пену с котелка». Ибо тот, кто ревнует и собственнически относиться к близкому – любит соответственно. Как? Как вещь, а значит и доверяет доступы к своей души, как вещи.

Что знает для мужчины быть подкаблучником и вещью? Это значит отказаться от своего Духа. Отказаться сделать женщину женщиной. Счастливой. Это воронка самоуничтожения, связанная с собственностью и женщина ей подвержена больше всего, а потому этот глобальный удар направлен именно на неё в первую очередь.

В.О. Ключевский: «Желание нравиться — женская форма властолюбия, как желание удивлять, т.е. пугать, есть мужская форма той же страсти. Женщина отдаётся в плен тому, кем хочет повелевать; мужчина завоёвывает ту, которая хочет холопствовать».

Но если подумать… желание нравиться, быть желанной и бытие желанной – это одно ли и тоже? Желание «быть желанной» – это нормальная мечта или у этого желания уже есть способы и методы, особенно такие, которые через удовольствие и иные описанные выше механизмы собственничества, гасят в объекте, что и «должен желать» самое главное – волю? А ведь без воли – как любить?

Само собой, по правилам, которым скажет «госпожа», т.е. по правилам раба и вещи. Но сможет ли госпожа сказать правильно, если она доверят мужчине лишь как вещи и сама полна болью, искажающей её искренность даже с самой собой? Если она открывает душу только настолько, тем самым сама становясь – вещью для него и для себя?

Вот в чем заключена воронка самоуничтожения для женщины.

И воронка эта идёт из ошибки в реализации её жизненного предназначения – хранить до срока и затем дарить свою силу без остатка. Потому что для женщины её сила – это её бремя. Бремя, что она хранит не для себя, так как она не нужна ей самой такая «тёмная» и не оформленная, а для того, кто способен будет с неё снять и материализовать, преобразить в то, что сделает её парящей и счастливой. У неё самой на это – сил практически нет. Потому девушка – это непроявленная, «тёмная материя», которая лишаясь девственности «пачкается», как многие считают. Становится «срамной» и «грязной». Почему?

Потому что эта тьма начинает через неё приходит в мир непреобразованная в свет. Потому что этой тьме нужен Дух мужчины, что снимет с неё боль и напряжение, заберёт её силу, тем подарив ей счастье. Ведь без мужчины – у неё нет времени и сил расширяться чувствами на весь мир кроме редких всплесков зачарованной влюблённости в образ мечты, как единственного, что у неё осталось от знания о себе душевной, от прошлых знаний в виде образа рода отца, который, как защитник исчез, как только она отдала себя любому иному роду. И без защитника – она постепенно превращается в мстящую своей темной болью стерву, падая в своей любви ко всё большей жестокости к себе и миру.

В.О. Ключевский: «Скажи, что или кого любишь, и я скажу, кто ты», «Мало любить живые существа: надо любить самую жизнь».

Кто нашёл в этом себя знайте – вы в опасности. И ключ этой опасности – доверие. Недоверие к миру, неготовность говорить миру о том, что тебе хочется, а значит отсутствие понимания себя, искренности и принятие желаемого с ожиданиями за действительность. Это ведёт к детским требованием и ревнительности, истерике и стремлении подавить волю и принуждение мира давать тебе, что тебе хочется(как поёт «господин» Макаревич: «не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнётся под нас»). Но ведь хочется тебе с напряжением и болью.

И если это так, то толи на самом деле тебе хочется? Или это не есть твои душевные желания, а есть просто желания снять боль и напряжения, а о душевных ты даже и не помышляешь? Пока в тебе полно более тяжёлых раздражающих твоё внимание вопросов, как ты сможешь среди них различить более лёгкие – душевные? Ты ведь всегда сконцентрирован на том, что болит больнее всего. Да и ещё, хорошо ли ты понимаешь себя? Способен ли выделять? Оно ведь всё внутри тебя вместе.

Вот и получается, чаще всего такое же «вместе»... искажённое. И в результате: хотели как лучше, да меры понимания себя и искренности – нет, а потому получилось – как всегда или даже больнее, в виде ещё одного камня невежественной благонамеренности дороги в ад-дом боли.

Мужчина ведь не для того, чтобы умножать боль, а чтобы её снимать нужен, так ведь? И его дело – понять женскую боль и напряжения (и лучше если женщина о ней сама расскажет), иметь достаточно Духа различить среди боли её настоящую душу и хотение. Ту что вне этой боли и убрать боль из неё, а никак не душу. Т.е. пойти не по боли, умножая её, а к душе, убирая боль. Его задача не пользоваться женской слабостью, а убирать слабость из женщины, чтобы та могла в ответ своим счастьем вложить в него свою силу. Ведь если слабость убрана – остаётся только сила. И это – самое главное.

Это и есть правильное взаимодействие на основе понимания предназначений.

Есть та, кто сохраняет и есть тот, кто тратит. Вместе же – они умножают. И тот, кто тратит – тратит это на ту, кто сохраняет, тем самым умножая силы, что можно потратить. И этим совместным вихрем, вместе они уносятся ввысь, став лёгкими и парящими.

3. Правило красоты для «него»

Говорят, что женщина – это «хотя». В ней скоплено множество охоты, силы, материи и непроявленных, сжатых и сдержанных чувств, которые задача мужчины – выпустить наружу, проявить их своим Духом, т.е. завихрить их вокруг себя. Превратить саму женщину в кружащейся вихрь силы и музу его вдохновения, но вместо разрушения всего вокруг этим вихрем, ещё и сладить эту силу верно. Завихрить не просто, а вокруг своего Духа управляемо, в своей воле, чтобы она именно в него отдавала свою силу, чтобы была ладушкой и верно смеренной – смиренной перед Духом именно своего мужчины. Была в его доверии, открытая вся в своём состоянии парения, когда он может в своём внимании видеть её в ответ также всю. Чтобы она была музой именно для него.

Так говорят. Но… как, на основании чего, буквально чем же именно женщина рассказывает о себе, показывает себя мужчине, проявляет ту самую дорогу к своему полёту?

Это женская красота.

Что есть знак о красоте, что есть красота сама по себе? Мы считаем, красота – это дорога к блаженству, что рисует женщина на себе и чем описывает себя для своего мужчины. Чем она ищет своего мужчину. Причём свой мужчина – это тот, кто увидит эту дорогу полностью, от первого шага и до последнего.

Однако главная засада этой дороги заключается для женщины в том, что чтобы пройти её всю, чтобы узнать, видит или нет мужчина этот путь целиком, мужчину придётся впустить в себя. Ему придётся позволить на эту дорогу встать. Позволить войти в эту красоту и быть в ней самой. Т.е. не играть, не имитировать, а жить в ней для него самой, чтобы он видел не только мёртвые стрелки направления, но и саму силу. Настоящую, в путь за которой он и устремился. Видел маяк.

Её придётся быть в себе, ибо это движение – совместное. По сути, мужчине придётся войти в сознание, мысли, чувства женщины, захватить всё её внимание, заполнить весь её мир собой и своим Духом, а потому ей самой в этом мире просто необходимо быть. Ему, чтобы пройти всю её охоту, потребуется стать внутри неё собою и сделать её – собою через свои чувства. Одухотворить, как тёмную материю, сделать «своей», от своего Духа, светящейся его чувствами, счастливой от него – светлой его светом.

Ведь каждый шаг мужчины по этой красоте в женщине – это шаг распознавания мужчины и его чувства внутри женщины, как её силы. И каждый шаг глубже и ближе к её душе – это шаг ясного и понимаемого усиления, расширения мощи мужчины. Тот шаг овладевания женщиной мужчиной, что женщина-собственница боится – имеет глубочайшей и мифологическое и сакральное значение. Это как очищение от темных сил, от скверны и от зла (непознанного и неизведанного, превращением его в известное и понимаемое). Ведьм боялись именно за то, что они знали о своём предназначении и силе. Знали о том, как управлять своей красотой и потому уничтожали именно красоту… те, кто был не в силах быть для таких женщин – мужчинами. Уничтожали – слабаки без Духа.

Создавали прецедент для появления собственниц и кощеев, как защищающих своё от уничтожения вообще. Ведь именно для таких передача мужчине себя и своей силы – это знак о потере её собственной власти над своей силой и потери способности над этой темной материей «чахнуть». Этого собственница и обоснованно боится. И отсюда создаются всякие обоснованные страшилки: «надлюбил и бросил». Словно виноват только тот, кто «надлюбил» и госпожа не выбирает... не обладает волей и не она согласилась отдаться, т.е. позволила мужчине вступить на её путь к себе. Это перекладывание вины и чувство страха. Создание однополярной вины – это инструмент, используемый в господско/рабском мировоззрении, где виноват всегда раб.

Но… если не дойдёт? Если ошибусь… как больно, чувствовать ещё, что и сама виновата в ошибке. А если ещё хуже…

И потому, все эти действия, что мы сегодня знаем, совершенные в обществе – они пускай и больные, созданные на решениях, принятых на боли, но этой болью они и обоснованы. И пока не будет снята эта боль – прочнее таких способов – не будет.

Ведь каждый шаг, что главное, делает в этом шаге женщину – его. В каждом пройдённом шаге мужчина делает женщину своей, своего Духа. Это самое главное. И для собственницы – это потеря самого смысла быть собственницей. Потеря способности владеть другим и её защитного эго… и проявление её душевной сути – дарения тому, кто смог взять и удержать. Духом. Её вихрь силы. Всю её мощь.

А представьте, если один мужчина, второй, третий и всё не то… и каждый оставляет отпечаток своей «власти», отпечаток своего Духа… а это уже вопросы телегонии, которые многие стараются игнорировать, ибо понимают – иначе придётся признавать ошибки в своём целеполагании и чутье своего, своей души и понимании себя. Если не проработано эго – это исключительно больно.

А когда её, эту самую женскую силу и мощь можно удержать? Только когда эта мощь направлена на неё саму, когда этой силой Дух сталкивается с самим собою и видит себя же, как в зеркале. Чувство сталкивается с самим собой и видит – и там, и там – одно. А значит, нет противоречий, разного, есть едино-душие в чувстве. Это и есть счастье…

Когда сила отдана, но и возвращена, а главное не передача или возврат, а движение, которое произошло. Правильное движение, в котором ничего не потерялось, но зато произошло преобразование силы, преображение. Произошло обращение внимания. Внимание направленное в одно, вывернулось обратно: +1-1=0.

Силы – на самом деле нет… для неё самой. Она нужна лишь для проявления движения. Для чувствования. Чувство же есть вечно, независимо от движений.

«Ничто не препятствует Духу в совершенстве, кроме него самого».

И тогда, если мужчина идя по этой дороге снимает всё больше и больше боли и напряжений, необходимости женщине удерживать эту силу, делая её своей, неотделимой от себя, делая женщину своей хотей, своими желаниями, что он проявляет, то наступает для них связанных состояние со-чувствия, понюмания и чуяния друг друга с полу-слова, а потом и без слов. Телепатия. Это и есть правильное взаимодействие, в рамках которого никто не получает выгоды (что значит другой проигрывает), но происходит совместное изменение и одухотворение. Преображение и просветление Духом.

В этом закрыта «тайна», что не есть тайна о том, что есть любовь.

Помнишь, мы говорили – «у кого чего болит, тот о том и говорит». А что происходит, когда боль снята?

«Мудрым не нужны слова – они молчат».

Не просто так философов называют любовниками мудрости. Потому что они любят, а значит, в этом внимании к мудрости они убирают всё лишнее, всё, что мешает на пути внимания её чистой. Всю боль, ведь боль – это знак о присутствии искажения, которое разрушает целостность и всеобъемлимость чувствования. И тут, вне боли и наступает единение возможности общаться душами без преград. То самое душевное общение, когда нет нужды в словах, говорят: глазами, что есть зеркало души.

Вся женская красота – это не просто дорога и путь для мужчины, но это и её собственное знание о себе. О том, что ей нужно, что ей хочется, о своих напряжениях, о своих напряжениях. Ведь она о ней говорит, так? Она «говорит» о своей боли и напряжениях – красотой. И слова – это лишь часть красоты, которой можно говорить. Один из множества языков, которые вместе и называются «женская красота». Не просто же так, мы знаем, что есть ещё и «язык тела», «косметика». «одежда», «запахи и духи», и ещё множество иных языков, которым мы говорим с тем, кто рядом.

Красота – это способ донесения желаний. И если эти желания связаны с болью и напряжениями, то захвата и раздражения внимания тех, кто способен эти желания снять. Это буквально чувственный набат, в который бьёт женщина, крича «мне больно, помоги». Помоги… но не воспользуйся слабостью для удовлетворения себя, когда я из-за боли под ней слаба и невольна, а верни мне счастье и жизнь без боли. Верни мне мою силу, которая будет – всецело твоей, ибо я лишь храню и я слаба в хранении. Это хранение подавляет мою душу, ибо силы на хранение тратиться больше чем у меня есть и потому мне больно и я испытываю перенапряжение. И в этой боли я теряю себя и чувствование себя. Я схожу с ума, выхожу из себя, я превращаюсь в мстителя. Спаси меня от этой боли… забери с меня моё бремя. И вот тогда, если ты решишься и вложишь в меня свой Дух, не сделаешь меня счастливой – у меня не будет оснований не подарить тебе свою силу в благодарность. Ведь моя благодарность и есть сила, отдаваемая тебе. Меняю свою силу на своё счастье. Ты готов? Приди и возьми, если хватит Духа.

Какой смысл пользоваться разово и всего-то пеной, если ты можешь получить такую безграничную… благодарность?

Впрочем… это ведь куда больший труд, чем просто воспользоваться глупенькой слабой в своей боли и зашореной шаблонами девчонкой, смотря на неё лишь как на «новенькое мясо» и удовлетворяя её невежеством о себе свою собственную слабость – похоть, т.е. неспособность владеть своим Духом, отсутствие воли.

Даже не понимая, что твоя похоть… это и её умножающаяся боль. Что вы вместе умножаете так грязь.

И даже не понимая, что если ты безволен, то и любое твоё её желание – это её напряжение, которым она болит даже безсознательно и ловит таких как ты безвольных на свою безвольную боль. И оно рождается в тебе чтобы снять такое с неё, осознаешь ты этого или нет, пред тобою она или на мониторе – ты даже не понимаешь почему!

Но такой мужчина без воли и понимания своего Духа – он сам слишком самозациклен на своей боли и эго (ибо без Духа только оно и «господствует», см. Книгу Бытия после 6 дней творения), чтобы смочь увидеть то, что скрыто в глубине… за болью.

И вот такой, потеряв себя стремиться целовать женщину в боль, но не замечает свет в её глазах после того, как снял этой боли даже немного и отказывает в поцелуе её душе. Но смысл целовать в боль? Только если ты сам кроме боли ничего не видишь.

Но… тогда ты ведомой болью, как побудкой животное, не можешь и большего. Даже для себя. Такой не в силах понять смысла женской красоты, и увидеть её душу, которая к красоте совершенно не относиться.

Душа – не красива. Она не является красотой вообще. Красота – это путь, это дорога по снятию с женщины боли и напряжений. И когда дорога пройдена – красота исчезает, а женщина остаётся… с чем? Она остаётся сама с собой. Наедине. Она становиться настоящей и святой, свитой под того, кто смог снять с неё необходимость держать этот свод из семи небес «красоты». Держать в себе эту дорогу к её седьмому небу, что сама она пройти чаще всего не в силах.

Вот почему – красота – это способ, это дорога, это инструмент поиска своего Духа мужчиной в женщине, но не цель. Как и стремление быть вечно желанной и красивой для женщины – это больная цель, подобно стремлению быть вечно больной. Это просто знак о том, что она не нашла свой Дух в своём мужчине. Желанность нужна пока не достигнута душа и сама душа не приведена к покою чистого и полного взаимопонимания.

4. Правило физиологии для «них»

Старики говорят, что наше тело – страдальческое. Именно оно болит и страдает. Однако в нем нет рецепторов боли. Боль – это чувство, присущее нашему сознанию. Когда рвётся какая-то связь – это вызывает боль. Когда мы теряем устойчивость, решаться наши ожидания или опоры – мы чувствуем боль.

Боль – это наша сигнальная система о том, что что-то может разрушиться, разрушается или уже разрушилось. Это инструмент, позволяющий нам чувствовать границы себя и их «хрупкость». Чувствовать свою временность и пределы своей изменчивости, после которой разрушения будут необратимы, свои ограничения и ограниченность в чем-либо. Чувствовать себя и понимать границы мира и себя, чтобы ими мочь чувствовать и иное.

Так, старики говорят, что рождаясь и начиная познавать мир, мы постепенно, с каждым новым объектом начинаем выстраивать вокруг нашего тела в сознании так называемое «тело боли». Это тело – помогает нам распознавать в мире и себе места опасности для нашей жизни. Это знания о плотностях и пустотах. И именно на это тело мы воздействуем, чтобы двигаться, обходя боль и опасности разрушения, либо чувствительность именно к этому телу мы в сознании приглушаем, если боль ожидается невыносимая. Например – анестезией.

Когда в нашем теле к 10-12 годам начинает полностью раскрываться половая система, в нас включается ещё одна телесная боль. Одна особенная «кнопка». Она досталась нам, нашей душе от животных. Это животная течка стремления продолжить род. Это кнопка, которая включается и уже не выключается практически никогда. Её можно отсрочить, придавить, убрать хирургическим вмешательством уничтожив саму половую систему, но это не выход, так ведь? Это всё – лишает нас части своего предназначения и своих чувств.

И если у животных течка – сезонна и они лишены это «проблемы» всё оставшееся время, то человек получил её в испытание, у которого сезона нет.

Для женщины эта «течка» перемежается ещё и с менструацией. И вроде как менструация отвлекает от неё, но сама по себе – она не приносит радости или отдохновения, а лишь усложняет ситуацию и нарушает устойчивость и управляемость состоянием себя, буквально выводит из себя. Это тоже своё напряжение, которое для мужчин порой вовсе выходит за границу понимания. В прошлом, женщин в состоянии менструации селили отдельно, чтобы своим состоянием они не нарушали общее, но это была уже крайняя мера, когда потеряны способности более важные.

Наше тело страдальческое. Пойми это. Когда мы хотим произвести какое-то движение телом, в сознании мы создаём образ этого движения и после, если оно нас устраивает, мы запускаем его через мозг в тело. Мозг посылает совокупность нервных электрических импульсов по телу, воздействия на мышцы. Что же происходит? Мышцы бьёт током, и они сжимаются. И чем вернее мы выстроили это движение, тем плавнее и изящнее происходит движение7, но всё равно – это мышцы бьёт током. Больно…

Или что происходит, когда мы качаем мышцы? Во время повышения нагрузки, в мышцах появляются микро-разрывы, которые заполняются белком и потом эта мышцы таким образом «растёт». Но ведь – разрывы… это больно. Даже если микро. Попробуйте разорвать мышцу целиком.

Но что же будет, если вот мы захотели поднять руку и уже начали поднимать, а тут раз и нельзя! Стоп!

И мы посылаем в руку новый набор импульсов, которые бьют мышцы в противоположную сторону. И мы получаем «битву», противодействие двух движений. Так работает наша сдержанность. Мы запустили какое-то движение, но потом его сдержали. Хорошо, если выпустили потом, а если сдержали и всё? И оно осталось сидеть где-то в теле или ходить по нему, разрушая даже что-то иное? Ведь мы одним движением сдержали или даже теперь сдерживаем это движение внутри постоянно. Каждый миг мы посылаем часть нашего внимания в виде импульсов в сторону решения задачи по сдерживанию внутри себя некоего движения.

Сдерживаем какую-то охоту. Какое-то желание внутри. Но оно же есть, оно копиться, сколько бы мы не говорили себе «нельзя», мы же его пустили, так? Значит оно где-то скопилось, пока мы его не вы-пустим окончательно. Это чувство в нас есть… и мы напрягаемся именно этим запущенным движением, как им самим, так и усилием по его сдерживанию. В результате, то место, где мы его сдержали начинает расширяться, напрягаться и затем болеть больше и больше, пока не захватывает все наши силы его сдержать и… всё наше внимание.

И тогда мы теряем над собой обладание, так как у нас больше нет воли «держать себя в узде» и нами начинает обладать это вырвавшееся на свободу желание. И мы им погоняемся… бывает неконтролируемо и бывает вообще не осознавая себя в этом, ибо оно, эта боль – буквально отключает нас, выбрасывает из себя. В сетевой терминологии – это «DDOS-атака», или количество запросов таково, что система не способна отреагировать на все сразу и входит либо в ступор, зависает, либо выпадает в перезагрузку. Мы же, как сознание – теряем сознание от избытка боли в каких-то чувствах.

Эта неуправляемая «течка» (мы начинали именно с неё), потеря управления собой в ней в обществе называется «похоть» – постоянная охота или постоянная неконтролируемая боль особого, т.е. вполне конкретного вида.

Старики говорят, что внутри «тела боли» есть своё собственное тело для описания этой сути. Оно называется «тело любви». Это набор мест, где скапливаются напряжения определённого свойства, связанные с продолжением рода, а также всеми видами отношений, в том числе общественными, даже в едва уловимых деталях с ним связанные. Например – фиговые листочки и стыд.

Стыд – это «студ», это чувство потери тепла, которое ты испытываешь, когда вокруг тебя происходит охлаждение отношений к тебе в чем-то. Общество стыдит своего члена тем, что отказывает ему в любви и тепле, в возможности степлеть. Снять с себя напряжение путём общественных взаимодействий. Путём трения.

И если ты не самодостаточен в тепле, в любви, то стыд для тебя – один из инструментов наказания и «стимул» вести себя как-то. Он является твоим ограничением. Ведь откуда ещё получать тепло, если его нет в себе? Из общего. А значит, приходиться подчиняться общим правилам получения тепла, а в идеале стать от них неуязвимым. Ведь в этих правилах так много табу и систем контроля не только за «телом боли», но и за «телом любви», что порой – боли от сдерживаемых напряжений по правилам становиться даже больше, чем ожиданий от боли наказания, что будет когда тебя будут стыдить за нарушение правил поведения. И тогда мы готовы пойти даже на обман и искажение мира. Готовы впустить в мир – грязь, но только бы выпустить часть распирающего нас давления.

Впрочем, общество не зря использует эту силу ограничения главного источника своего же существования. Общество создано как раз для того, чтобы можно было жить и снимать эти напряжения, но не все, а меру достаточную, чтобы не погибнуть. Все – это уже выход за границы средней температуры по больнице. Выход за правила общества к своей душе, где нет общественных договоров и есть только ты – это только твоё дело и только твоё – доверие, искренность и воля.

В этом разделе мы поговорим о физиологии и о том, как устроено «тело любви» женщины (и немножко – мужчины). О том, почему оно так и чем они связаны, а также о том, «как» женщина любит и почему её способ не такой, как у мужчины (и почему глупо ожидать от другого пола понимания твоего способа любви, если его не объяснять, ибо чаще всего очень трудно ставить себя на место другого – на это нужны время, силы, внимание, воля, доверие и туча всего ещё). Однако, раз этот раздел именно о физиологии, то в первую очередь поговорим мы именно о телесных свойствах и проявленности этого способа.

Мы не будем говорить о стыде и о фиговых листочках, как о свойствах самоограничения души в обществе.

Итак, начнём мы с того места, где позволили себе отвлечься от боли. Да, от боли можно отвлечься. Либо анестезией, либо обращением внимания на боль большую. Боль – это инструмент концентрации на чем-то. И концентрация эта практически мгновенная и инстинктивно-автоматическая, потому что боль – это знак о разрушении. И если мы смотрим в какую-то связь и она в этот момент разрушилась… то мы тут же чувствуем боль. И коль скоро мы смотрим на мир из себя, то любое разрушение в этом образе себя, которым мы смотрим – даёт нам болезненные ощущения и переживания.

С другой стороны, мы можем в своей воле и сами сконцентрироваться на чем захотим. Можем, например, сконцентрироваться на желании сжать кулак и потом разжать. Благодаря своей воле. Но бывает, что эта концентрация превращается в решения, которые потом не отменяются. Например, нам стало настолько больно, что мы с такой силой сжали челюсти, что потеряв самообладание даже забыли об этом и вспомнили лишь, когда главная боль ушла. Но ведь всё это время – мы яростно сжимали челюсти. Мы даже забыли о том, как мы их сильно до боли сжимаем. Почему и для чего? Чтобы сместить внимание с одной боли – на другую, чтобы разбить боль на части, уменьшив тем самым пик боли от каждой из частей. И пока мы не уберём боль из большей – мы просто не чувствуем, мы забываем о меньших болях и решениях сделанных по отношению к ним. Однако… эти решения всё так же влияют на нашу жизнь и последующие действия, даже если мы забыли о корневом из них.

Почему?

Вспоминай DDOS-атаку. Чувствительность от какого-то воздействия повышается не от увеличения давления в точку, а от частоты отдельных воздействий. Т.е. если мы будем в одну точку колоть иголкой, то если мы сделаем укол всего раз, то в целом совершенно не важно, какой глубины будет укол. Главное будет сам укол, а уже потом его глубина. Но если мы сделаем в одну и туже точку много уколов, опять же не важно, какой глубины каждый, то боль будет нарастать, а через какое-то время это место потеряет чувствительность либо к самым неглубоким из уколов, либо вообще к уколам. Так мы произведём локальную «потерю сознания» или осознавания боли от этого места. Мы просто перегрузим наши нервы, как сигнальную систему и она перестанет поспевать передавать, устанет передавать и у неё кончатся ресурсы на передачу. Ведь ресурсы поступают с кровью и их скорость вполне конечна. И ещё в этом месте образуется место, в котором так больно, что мы решили его не чувствовать вообще. Т.е. оно станет для нас чужеродным. Оттуда «уйдёт душа», ибо удерживать внимание на нем – выше воли и сил. Это место начнёт «стекленеть» – мертветь.

С другой стороны, мы же не перестали колоть, так? Тело в этом месте продолжает разрушаться. В этом суть любой анестезии. Сознанием мы не чувствуем что происходит с телом, связь разорвана, но разрушение продолжается и внимание души оттуда ушло. Вот, что происходит. Любая потеря сознания, потеря чувствования – это разрыв связи между сознанием и органом чувств, а значит и потеря способности души внимать через них – потеря управляемости и возможности через это пускать душевные движения. Там создаётся плотный блок или пузырь (гвор) чужеродного маленького сознания, наполненного содержанием о той боли и всей совокупности окружающих чувств, которые туда зашли, как в пустое место, ведь оттуда ушла наша душа. И этот разрыв в целом достигается всегда одинаковым способом – превышением порогов чувствительности.

Однако, самое важно тут, что даже если порог превышен – боль в том месте осталась и она там копиться в виде увеличения напряжённости (плотности, вздутости), даже если мы перестали её чувствовать. И если мы сжали зубы, то мы, по сути, перераспределили боль, уменьшив порог чувствительности, переложив часть боли в другое место (в другие напряжения), чем ускорили достижение состояния к нему нечувствительности. Мы терпим и сдерживаемся, расплёскивая напряжения по разным местам тела, вместо того, чтобы их выпустить.

В результате, не важно успешно или нет, но всегда – мы уменьшили свой поток внимания, стали более сконцентрированы (потеряв чувствительность к большей мере остального), а значит и способность получать сигнал о состоянии от всего иного. Предел – это тотальная концентрация на боли, что есть «абсолют мстительности». Месть всему миру, жизнь у ничто или стремление уничтожить.

Всё, что мы описали, называется способность напрягаться и сдерживаться. Конечно, мы показали некоторую самую опасную ситуацию, но «механизм» во всем применяется одинаковый. Это способность управлять границами своего внимания, так как это и есть границы нашей чувствительности и грани чувств души. Слабость этой способности заключается в том, что если мы перестали чувствовать – нам нечем правильно оценить, как выстраивать сами границы. Что именно нам внимать. Как сделать так, чтобы было не больно вовсе. И потеряв различение – мы «лошимся», внимая всё подряд, но только не самих себя, чем впускаем в себя чуждый дух и пачкаемся, ибо это впускание в себя чужих целей и чужого духа и есть ошибка, одержимость и сумасшествие с шизофренией битвы нескольких эго внутри нас.

Именно к этому и приводит «сдержанность». К неспособности различать своё состояние верно и отличить себя от иного. Любая сдержанность – это как валун в русле реки. Он мешает течению реки, создавая над собой воронки и вихри малых течений, которые порой противоречат направлению её течения. Этот камень реке приходится обтекать, преодолевая и его, и вихри. Эдакий аналог «пузыря боли» для реки, который мешает ей, как и нам двигаться свободно и спокойно.

Ведь если у тебя сильно болит нога – ты же не будешь порхать, как бабочка? Ты будешь ступать осторожно, чтобы не увеличить боль и не усилить разрушение. Боль – это ведь ограничитель, так? И чем больнее, тем границы уже, требуя все сильнее от тебя концентрироваться именно на ней и снимать её в первую очередь.

Отсюда и все юношеские инициации во взрослость, когда идёт битва между болью и душевным стремлением сбежать от боли и духом с его направленностью – проявлением воли и твёрдости в желании пройти испытание. На что? На Дух. И самое страшное тут, что это испытание связано со смертью. Ведь душа – хочет жить, а Дух – это только направление. И юноша выбирает, либо направляться в новое, где неизвестность и тьма непознанного ещё не факт, что можно будет выжить, либо сбежать в жизнь… но по прошлым правилам. Эта проверка исключительно важна для того, чтобы стать человеком. Научиться различать Душевное хотение, Дух, свою волю и выбирать что среди этого главное.

Кроме того, нам ещё стоит сказать про вторую систему управления, что присутствует в нашем теле – это эндокринная система, управляющая возбуждением и угнетением органов чувств с помощью гормонов.

Присмотрись внимательно вот к какому примеру.

Ты ударился. Ушибся. На этом месте появилась гематома и область вздулась. Она стала горячее и начала болеть. Подобно расщеплению атома и взрыву, происходящему, когда происходит разрыв связи при ядерной реакции, ты тоже при ударе что-то там разорвал. Какие-то связи. Умерли какие-то клетки.

Что тут главное? Ну, детям говорят, чтобы боль быстрее прошла – разотри это место и подуй на него. Что это? Разотри (и надави) – это воздействие на границы. Внутри скопилась боль и произошло какое-то разрушение. Тря это место – ты давишь на границы внутреннего напряжения, заставляя его выходить через твоё внимание и обращённость им в это место. И оно выходит. Через что? Через любое доступное тебе в этот момент движение – плакать, дуть, махать рукой, что угодно. Это всё – способы снятия боли и выпускания напряжений. Все они связаны с тем, что на этом участке необходимо сконцентрироваться и начать выпускать оттуда боль, вместо того, чтобы держать её внутри, «терпя». Кроме того, когда трёшь – повышается кровоток и происходит значительное потепление места. Так ведь? Запомни это, это важно, как и то, что это место взудулось и без дополнительного трения, там и без трения уже стало теплее, но твоя помощь – тоже способствует.

В большой исследовательской статье «Битва миров: порнография вместо воли?», где мы начали исследование физиологии человека в вопросе его реакции на видео и фото картинки порнографического содержания, как на настоящую действительность, мы пришли к любопытному выводу, что подтверждает то, что и было известно много времени и до нас.

Вывод простой. Мы не просто чувствуем боль, но мы способны видеть её в других и мы не можем не видеть её, ибо это крайне плотно связано с выживанием. Мы видим боль во всем, в живом и относительно неживом. Мы реагируем именно на неё, как на имеющиеся в объекте меру напряжённости, что и называется «плотность». Ведь опираться можно лишь на то, что оказывает противодействие. А ещё мы знаем, что такое твёрдое, что такое острое и колючее и т.п. Это все разные виды плотности. Мы знаем, какую эти объекты/субъекты могут принести боль посредством взаимодействия наших с их напряженностями, или какую они несут боль в себе. Но, коль скоро, это знание было нами познано совсем в раннем детстве и было отточено до совершенства в самых простых вещах, мы более не смотрим на эту боль осознанно, как на неё саму. Мы видим и распознаем её автоматически, переведя внимание на более «сложные» отношения, на более сложные составные движения, договора и т.п.

Конечно, мы умеем видеть не только «базу». Мы учимся. Однако нам важна сейчас именно основа, как боль – это разрушение любой связи вообще. Неважно она простая или сложная. Как боль – это пределы возможности напрягаться опять же – вообще. Даже более – вся наша жизнь в познании чувств о себе связана с тем, что мы научаемся понимать боль не только вообще, а в конкретности, по каждому отдельному чувству и его свойствах, постепенно расширяя и детализируя это знание.

Мы знаем, как боль возникает и происходит вообще, но познаем теперь как она возникает например… в каком-то отдельном чувстве. И потому, мы можем чувствовать… сочувствовать чьей-то боли вообще, даже если быть может не чувствовали конкретно им испытываемой конкретной боли. И подобно мужчины всегда сочувствуют по ТВ другим мужчинам, которым ударили между ног или подобным образом, потому что они знают эту боль, как и женщины знают про свою. Но при этом в тех чувствах, которых мы лишены – мы бывает, готовы по-со-чувствовать только потому, что видим – человеку больно, но не потому, что понимаем, почему ему больно.

Так, продолжая пример, женщина готова посочувствовать мужчине в телевизоре, который согнулся от боли, но с недоумением посмотрит на мужчину сидящего с ней рядом, среагировавшего также. Ведь сейчас ему – не больно. Она видит, что тот, кто рядом, «имитируем», ибо происходит-то что? Мужчина рядом не чувствует сейчас боль, но вспоминает, что это было больно в прошлом.

Мы помним боль… мы связываем увиденное, что происходит сейчас с тем, что помним, с той болью, что мы помним. И даже если нам не больно сейчас – мы сочувствуем другой боли, потому что то чувство, что испытывает другой – испытывали и мы.

Но вот со стороны наблюдения именно за нами – это может вызвать искреннее недоумение, ибо мы согнулись, напряглись лицом, но наше тело – не болит. Телом – мы не сообщаем, что мы болим, даже если мы напряглись им соответственно. Вот это и вызывает диссонанс и недоумение у постороннего.

Теперь давай вернёмся к эндокринной системе и конкретно эндорфинам.

В статье, что упомянута выше, мы детально разобрали свойство этих гормонов. По сути, они являются нашим телесным, внутренним инструментом подавления чувства боли и связаны с ещё важной вещью – внутренней анестезией через удо-вольствие (воля уда или подавление воли эйфорией наслаждения). Они подавляют нашу волю удерживать на боли внимание и переводят её на чувство эйфории. По сути, это обман внимания, который есть у нас, как элемент внутренней системы саморегуляции и безопасности. Т.е. гормональная система, усиляя или подавляя деятельность органов, делает так, что увеличивает или уменьшает нашу возможность воспринимать (удерживать во внимании) поток информации о боли и состоянии (нервных импульсов) от данного органа, заменяя этот поток (переводя его) на иной. И вместо больно, мы чувствуем – приятно.

Эта простейшая подмена позволяет управлять «телом боли» эффективнее, т.е. по сути, снимать напряжения с тех мест, где произведено решение сдерживаться и это решение перешло из осознанного в автоматизм, т.е. перестало нами осознаваться, как управляемое, т.е. различаться и видеться явно.

Это позволяет нам выходить за границы боли, которые иначе были бы непреодолимы. Но это же вводит нас в искус крысы, к которой подвели в мозг к центру удовольствия провод, который передавал импульс тока каждый раз, когда она наступала лапой на кнопку. Крыса умерла от истощения, но в эйфории.

И поэтому постарайся отделить эйфорию и удовольствие от наслаждении блаженства. Первые два – могут быть неуправляемы и потому стать наркотиком, а второе – управляемо, но чтобы их достигнуть, придётся пройти через первое, как через испытание на силу воли удержать себя на главной цели.

Эндокринная система – это очень важный инструмент, который позволяет нам не просто видеть границы, но и выходить за них, осознавая, что «за ними» будет хорошо. Эдакая морковка обоснования идти в неизвестное, делая его не столь предельно неизвестным. По крайней мере мы получим удовольствие, что попытались и эта ошибка не закроет для нас саму возможность пытаться навсегда эдаким табу из одной только боли, а даст возможность сравнить меру между собой для оценки дальнейших действий. Именно через такой механизм мы можем предсказывать ситуации наступления боли и их обходить, т.е. видеть потенциально вызывающие боль источники и либо исключать их со своего пути, либо обходить так, чтобы соприкосновение с ними не нанесли непоправимый урон, платя за них включением механизма возбуждения центра удовольствия.

«Тело боли» распространяется на всё наше тело и несёт в себе (внутри сознания) отпечаток впечатлений обо всех произведённых нами когда-то впервые взаимодействиях с миром. Мы помним их все, а те, что мы делали повторно, наслаиваются уплотняя имеющийся дополнительными вариациями. Что подобно для телегонии – подобно для всего сознания, ибо принцип одинаков для любых образ-ований. Таким способом мы научаемся более чётко и тонко осознавать различные оттенки боли в конкретных проявлениях и управлять ею.

«Тело любви» находиться внутри «тела боли» и связано с накапливаемыми напряжениями нашей физиологии (и всем, связанным с общественным управлением физиологией также), связанной с продолжением рода. И наша мечта (хотя бы в области физиологической любви) «жить без боли» сводиться тогда к тому, чтобы управлять этим телом и делать так, чтобы мера напряжений в нем не выходила за границу нашей воли, становясь для нас побудкой и погонщиком, т.е. выводя из себя нас в похоть. Это и есть жизнь в любви, когда наше «тело любви» для нас – управляемо. Коль скоро снять её полностью мы в большинстве своём не можем (без физиологических нарушений и психологических блоков, что только ухудшает ситуацию), хотя этого и можно достигнуть, но требует глубокой осознанной работы с собой (достигается отменой решения хотеть чего-то конкретно – не отказом8 от имеющегося, не запретом имеющегося, а именно отменой имеющегося), нам требуются механизмы как её снимать хотя бы временно.

Кроме того, структура «тела любви» у каждого пола разная и со стороны физиологии также проявляет свойство предназначения пола.

Давайте разберём структуру женского «тела любви».

В женское «тело любви» (часто называемого «эрогенные зоны») входят области: шеи (под ушами), грудь, область почек, ягодицы, клитор, половые губы и влагалище, внутренняя сторона бёдер и стопы. Это основные области, куда сливается (где скапливается) напряжение, связанное с задачей продолжения рода, однако не всегда оно – только таково. И крайне редко от женщины к женщине, разложенные в них напряжения – одинаковы.

Мы опишем коротко (в свойствах), но пусть каждый мужчина и женщина сами определят ключи конкретно для себя и важные для их отношений, ибо каждая женщина по своему приоритезирует эти области, смотря, сколько и как там скопилось, а также сдерживает себя в них. Кроме того, это не значит, что «тело любви» – это конкретный объект и часть женского тела, который «решает всю задачу» по представлению женщине внимания. Мы имеем в виду, что проработанное мужчиной «тело любви» женщины – это далеко не «всё». Напряжения есть во всем теле и их снимать также важно, но сейчас мы говорим именно о конкретном их виде.

О бласть шеи ниже ушей связана со звучанием. С разговором и со слушанием, как один из основных инструментов для женщины безопасно снимать хотя бы поверхностно накопившиеся напряжения. Ведь за болтологию не наказывают, верно? Не осудят и не застудят. Кроме того, эта область связана с женским ощущением мужского звучания, разницы диапазонов и для неё это куда более естественный и привычный инструмент осознавания окружающего мира. Привычный и удобный, потому что она им очень часто пользуется. Она может выделять куда больший диапазон звуков, чем мужчина и ей проще в связи с её особенностями этим пользоваться. Предупреждаем – «может» и «делает» – это разные вещи. Мужчина тут обладает преимуществом в концентрации на отдельном звуке, который может обладать куда большей глубиной, чем у женщины, но женщина «бьёт по площадям», чувствуя сразу много разом и выделять именно отличное от всей совокупности.

Так, например женщина может крепко и спокойно спать, когда рядом с ней говоришь нормальным голосом и даже вполне громко, но стоит изменить голос на бас, либо просто резко изменить диапазон или стоит заплакать ребёнку – она проснётся. Это одно из её основных чувствительных органов восприятия изменения границ окружающего мира. И она им пользуется, неважно осознает или нет крайне часто. Естественно, он нагружается и напрягается.

И потому женщины вешают на уши серёжки, как инструмент привлечения внимания, раскрывают шею, и в разговоре с мужчиной, который интересен часто играют в «завитушки», завивая на пальце локоны у виска или ушей, чем через язык тела, концентрируя внимание мужчины на этой области.

Эта область – область звуковых воздействий, область воздействий через изменение температуры (дыхания) и трения.

Женская грудь является одним из ключевых инструментов привлечения мужского внимания. Этот аттрактор связан в первую очередь с вопросом выживания. Материнская грудь даёт ребёнку жизнь и концентрация на соске у ребёнка, который видит мир ещё размытым маревом, запах молока – это одни из мощнейших первичных впечатлений, на которых потом выстраивается и дальнейшее взаимодействие уже во взрослом возрасте.

Чувствительность женского соска, чья основная задача – проводить молоко и через который производиться кормление, связана с гормональной системой напрямую. В мире крайне мало женщин, которые не получают наслаждение от прикосновений к их соскам (и чаще это душевная проблема, чем физиологическое отклонение), и кроме того, сосок, как и половые органы имеет свойство возбуждения – набухать (повышается кровоток), чем повышается чувствительность также.

Соответственно любые способы частичного оголения груди, либо выставления сосков (под тонкой тканью) автоматически концентрируют внимание мужчин на них.

Для самой же женщины, грудь – это не только инструмент вскармливания, но и во многом достаточно сложная часть тела, особенно если она большая. Сложность заключается в том, что она требует совершенно иначе выдерживать своё равновесие, и потому, например, у женщин с большой грудью – всегда прямая осанка. Они не могут горбиться, ибо тогда их буквально потянет упасть вперёд грудью и отворачивание плеч назад – это компенсация ради равновесия. Кроме того для любой женщины прямая осанка, это всегда, как говорят в народе, «плюс один размер груди».

Фактор груди и снятия с неё напряжения обладает кроме физиологии ещё и «гравитационными» напряжениями. Напряжения в груди скапливаются в зависимости от её веса. Её тянет вниз, как и всех нас, но отдельно от общего стержня тела, а потому воздействие на неё путём охвата за чашечку и вминание с движением снизу-вверх (что проще всего сделать, прислоняя женщину к себе спиной) является основным способом ласки и снятия с неё напряжений. Всякие игры с сосками и прочие «шалости» – это вопрос уже личных договоров и интересов. Мы описываем ключевые вопросы напряжённости и свойств частей «тела любви», нюансы же – это только собственные открытия.

Важно помнить, что любое воздействие идёт благодаря двум вещам – мы меняем границы, чем повышаем внимание к тому, что внутри них (скопилось), а человек, на которого производиться воздействие – выпускает это скопившееся и сжатое/сдержанное напряжение. Это и называется «любжа», а физический вариант (телесное взаимодействие) любжи называется «лаженье»9. Именно выпустив это напряжение после можно искать причину в сознании, почему оно копиться. С «телом любви», если болезненных вещей нет, этот поиск решений не всегда необходим, ибо надо просто снимать напряжения.

Сама деятельность по снятию напряжения – это осознанные действия полного внимания с обеих сторон. Иначе это никакая не ласка, а мы имеем двух зацикленных только на себе эгоистов, которые получают удовольствие для себя, не видя необходимые действия для снятия полностью напряжений с другого.

Без внимания к обратной связи от производимого воздействия – ситуация не решается в принципе, а лишь отодвигается. Ибо это никакое не управление границами и не управление вообще, а потакание своему эго и собственным болячкам и напрягам.

Со спины, в области выше ягодиц есть область почек. В эту область уходит напряжение, получающееся как от необходимости держать осанку, напряжения связанные с менструацией, беременностью, а также и уходящие туда от области паха, если там оно избыточно.

Так мужчина, обнимая женщину за талию – греет ей именно эти места, а нагрев, или «тепление» – это и есть один из прямых способов снятия напряжения. Помнишь, что мы говорили о «растереть»? Повышая кровоток, а он повышается либо трением, либо просто нагревом, мы снимаем и напряжённость с этого места.

Ключевыми частями тела любви женщины являются клитор и влагалище. Названия чужие, но пусть пока будут так, как «привычнее». Чтобы понять, в чем их ключевая роль, надо вспомнить, что с нами происходит, когда мы возбуждаемся, т.е. наша охота проявляется в желании повысить внимание к данным органам и снять с них накопленные напряжения.

Далее мы представим отступление в виде описания той самой физиологии.

Эндокринная система возбуждает органы, повышается кровоток и соответственно, за счёт трения крови о стенки сосудов – повышается и их внутренняя температура. Они расширяются, а мы теплеем. За счёт свойств органов и внутреннего их устройства, в них собирается избыточное количество крови, движущейся там с большей, чем обычно скоростью. Это создаёт избыточный потенциал чувствительности от данных органов, т.е. нервные клетки в этой области оказываются способны передавать больше сигналов, чем обычно.

Далее, при воздействии на эти органы трением и нажатием (изменением границ), мы изменяем их состояние, чем и вызываем рост потока сигналов о состоянии этого органа в мозг. Если у нас там скопилось много напряжения, то само собой этот рост сигналов будет резким и высоким, сопровождаясь болевыми ощущениями. Однако, если мы говорим о «теле любви», то болевые ощущения купируются той же гормональной системой перенаправлением сигналов в центр удовольствия. Т.е. мы ощущаем от воздействия на эти органы не боль, как если бы мы чувствовали сигнал от ушиба, а удовольствие (боль тоже есть, но она подавляется и скрывается удовольствием).

Внимание! Мы требуем сейчас особой внимательности!

Эндокринная система плюс перевод сигналов в центр удовольствия подавляет нашу волю, переводя нас в прямую зависимость от простой логической связки «боль=удовольствие», т.е. по сути, выводя систему продолжения рода из-под контроля нашего внимания и воли, когда скопившихся в ней напряжений – оказывается избыточно. Это и есть похоть. Именно отсюда и проистекают все психосоматические болезни и отклонения в поведения подобно «садо-мазо», различной рода «педерастии «и прочих извращений10. Когда человек перестаёт контролировать эту систему, она переходит в режим автоматики (шаблона/привычки) и начинает работать согласно естественному (описанному выше) механизму повышения количества воздействий и перевода внимания.

Грубо говоря, если мы отказываем себе в воле над своим «телом любви», то мы постепенно начинаем «пресыщаться» (потому что перестаём чувствовать себя в этом, т.е. обмираем до простой привычки11) «простым сексом», ища для себя «новых впечатлений», а вернее извращать своё «тело любви» в сторону обратную задаче снятия напряжений. Мы наоборот всё более начинаем связывать накапливаемое напряжение (которое из-за похоти не можем удержать в рамках «тела любви») с другими частями «тела боли».

К акой предел? Предел называется «толерантность». Тот самый «шах и мат» нашей воле и способности верно различать приходящие сигналы, распознать причину боли. Ведь когда на всё тело боли начинает «наезжать» «тело любви» путём ассоциаций с «удовольствием» различных ролей и видения различных действий с задачами «тела любви», но в обычном смысле не связанных совершенно (подобно различным «сексуальным играм или подобному поведению), наше «тело боли» начинает полностью контролироваться через эндокринную систему также, но по методу решающему сугубо задачу снятия напряжения с «тела любви» и её параметров. Это анестезийное воздействие гасит нашу способность действовать адекватно и серьёзно блокирует волю, как способность контролировать своё внимание вообще. И действия, которые для простого человека не будут нести никакого контекста с «телом любви», для таких, окажутся связанными. К чему это может привести? Например, к агрессивной содомии. Ошибки управления… дорого стоят.

Именно поэтому ЛГБТ сообщество и прочие извращенцы так ярко и громко заявляют о себе, требуя, чтобы работающая у них система (вернее сломанная информационным способом и своими болезненными решениями) подавления разницы между «телом любви» и «телом боли» была распространена на всех, ибо они сами «болят» от нормальных систем. Грубо говоря, нормальные для больных хуже тряпки для быка. Просто потому, что они не болят в тех местах, в которых болят они, чем естественным образом захватывают внимание у тех, кто живёт в боли. И коль скоро они исказили свои системы не в сторону снятия напряжений, а в сторону накопления, то боль у них только копиться и единственный способ её убрать – это, как мы и говорили, перенести боль на других. С больной головы на здоровую. Отомстить. Не различая кому, а просто мстить всем подряд. Отсюда и эта волна.

Перестать её различать в рамках общества – это чтобы болело одинаково у всех.

Впрочем, мы отвлеклись от главного и теперь от физиологии продолжим исследование женского «тела любви».

Суть женского клитора заключается в его структуре, подобной мужскому члену. Однако, размеры этих органов разные и те масштабы напряжений, которые снимаемы с мужского полового органа, куда больше, чем с женского. В этом смысле, это, можно сказать одна из причин, почему женское «тело любви» столь обширно и «разбросано» по всему её телу. И почему мы связываем эту разбросанность с её душевным состоянием держания сразу множества фронтов. Ведь здесь фронт – это отдельная зона и орган, снятие с которого напряжений ещё не означает снятие с другого или всех, но его размер (возможность вобрать в себя крово-поток и удержать таким способом на себе повышенное внимание на такой масштаб) тут играет роль способности за раз снять и определённую «ёмкость» напряжений.

В этом, кстати сказать, ещё одна специфическая роль мужчины – научиться обобщать женщину, т.е. решать задачу снятия с неё напряжений целостно, т.е. снимать со всех мест, дабы не создавать большую разницу в разных органах. Ведь у напряжения есть свойство текучести и не факт, что оно перетечёт безопасно, даже если оно в рамках какой-то одной специфики, но умение обобщать в целое – это один из показателей, что мужчина стал Человеком, т.е. умеет думать, мыслить и действовать не только от своего «Эго», но и от мы. Для себя и для тех, на кого он распространился чувствами. Т.е. он чувствует результат от достижения лада с некоторой общностью. И самая простая общность – это семья и взаимодействие с любимыми.

Воздействие на клитор напрямую крайне болезненно и требует очень аккуратного и бережного отношения, внимания, смазки (что даёт текучесть и влажность) и всецело обращённого внимания в женщину (её реакции). Тут можно руководствоваться задачей концентрации внимания только на этом органе или на всей женщине. Мы представим пример концентрации отдельно, а общий – пусть мужчина поймёт, как делать сам.

В отличие от мужчины, который получает только один вид «оргазма», так как у него есть только один основной орган скапливания максимума напряжений в «теле любви», у женщины немного иначе. Из-за распространённости её «тела любви», таких оргазмов у неё может быть три разных вида. «Клиторальный», «вагинальный» и от точки «G», который ещё часто называют «squirt-оргазм». По мощности их различают так: «езда на простой машине», «на гоночной» и «полет на самолёте». Впрочем, это лишь обобщение и в некоторых случаях разных масштабов можно добиться от каждого из этих способов, как в плюс, так и в минус.

Каждый из них получается за счёт стимулирования специфической области или органа и с каждым можно произвести волновой эффект воздействия, т.е. научиться создавать последовательный множественный оргазм, т.е. достигать «седьмого неба», этапами проходя первое-второе-третье и т.д.

С клитором это делается проще всего, так как его легче всего контролировать, не отвлекая внимание на удержание собственного напряжения (возбуждения), т.е. обратиться вниманием в женщину полностью.

Описание этих методики мы оставим для конце статьи.

Воздействие на клитор, как и во всех остальных случаях – это трение и надавливание, т.е. изменение границ, что и зовётся «стимуляцией»12.

Вспомни, пожалуйста фразу: «для человека воля, а для животного – побудка». По сути, любое стимулирование – это насилование или побуждение к определённому действию, деятельности или реакции.

Так, если тебя для какого-то действия необходимо стимулировать, то тут же включай звоночек – ты этого не хочешь, либо у тебя стоит на это запрет. Т.е. что-то в тебе, даже если есть хотение этого, тебя сдерживает.

Так, если женщина хочет (физиологически и душевно), может, всё способствует и ничего её не стимулирует само по себе, то у неё для реализации этого желания естественным образом выделается смазка. Она увлажняется, дабы её женские половые органы, грубо говоря «не стёрлись» при реализации этого желания. Смазка выступает в виде компенсатора избытка трения, инструментом гормональной подключки мужчины к женщине, а также понижает болевую чувствительность трущихся органов за счёт уменьшения разницы давления на отдельные участки тела (это про пример с частотой и глубиной укалывания иголкой связано).

«Как узнать, что мальчик понравился? Придя после свидания, снимите трусики и подбросьте на потолок. Если прилипли, значит понравился» (с) народный опыт/смекалка.

Важно! Настоящее желание – это то, которое нет необходимости сдерживать и ты его почувствуешь как душевный порыв, который тебе хочется исполнить. Этот порыв всегда наполнен радостью, так как если ничем не удерживается, по сути, проявляет чистое, однонаправленное душевное движение. В нем ты душевен и проявлен сам.

В этом смысле «долгий секс» с применением виагры и т.п. – это прямое насилование себя с применением инструментов подавления чувствительности к боли.

В труде Ирил Селиф «Битва миров: порнография вместо воли?», мы детально описывали то, как происходит (со стороны физиологии) процесс соития. Остановимся на этом лишь кратко.

Для этого достаточно представить конденсатор, чьими обкладками будут стенки влагалища. Мужской половой орган, трясь об обкладки конденсатора, создаёт аналог «заряда» (повышает напряжение). Как только это напряжение оказывается большим, чем сознание женщины способно удерживать внимание (на боли, компенсируемой удовольствием через гормоны), происходит «пробой конденсатора», т.е. «оргазм» или микро-потеря сознания.

Однако, если ты знаком с вопросами радиотехники, то ты понимаешь, что пробой конденсатора ведёт к серьёзным нарушениям в его работе и потому оргазм иногда называют «микро-смертью». Но это так, к слову.

В естественном соитии, когда не используется никаких стимуляторов, этот пробой, происходящий заранее и без оттягивания или сдерживания, завершает сам половой акт и не позволяет начаться разрушительным процессам, как в теле, так и в сознании. В не-естественном же… это вопрос умения управлять своими напряжениями и воли, а также понимания последствий и причин, зачем это делается.

Важно понимать, что во время соития, гормоны выступают как инструмент анестезии. Т.е. при соитии происходит не только прилив крови к половым органам, учащается сердцебиение и дыхание, но и при трении наши тела испытывают пиковую нагрузку на нашу систему восприятия сигнала – на мозг. И потому мы забываем обо всём окружающем, концентрируясь только на самом соитии. Поэтому? Почему?! Потому что на самом деле – нам дико больно. Однако эта безумное, скопившееся напряжение (особенно если там ещё есть и блоки, сдерживающие это напряжение внутри, что прямо вот сейчас ломаются), выпускаемое за короткий промежуток времени, подавляется и переводиться на удовольствие с помощью анестезии из эндорфинов. Т.е. это для тела форменная пытка, однако она происходит не потому, что это хорошо или плохо, а потому, что такая ситуация говорит о том, что снимать это напряжение занимающиеся соитием – не умеют. Т.е. они не любят… они погоняемы болью. Именно она концентрирует на себе, в результате чего вы настолько сконцентрированы (боль настолько большая, вспоминай зубную боль, при которой ты более ни о чем не можешь думать), что мир вокруг исчезает.

Многие в состоянии гормональной влюблённости считают, что это и есть то «самое-самое» и самая высокая из любовей, но на самом деле – это ложь. Это самая простая. Болевая. Кроме того, не может быть нашей любовью ситуация, когда мы потеряли способность управлять и владеть собой, став, по сути, животными, которых гонит стимул – течка или резко раскрывшийся избыток напряжения в половых органах.

Подумай. Сегодняшняя сконцентрированность вокруг половых органов на ТВ, СМИ и в культуре – это уже болезнь общества. Пере напряжённость. Но ведь, если ты ласкаешь собаку или кошку, домашнего питомца, ты же гладишь их целиком, а не тянешься сразу к яйцам? Ты любишь их целиком и видишь не только её «сиськи и задницу», скрытые фиговыми листиками из одёжек, которые сегодня бывают даже и листиков-то меньше. Это признаки, что общественные фиговые листочки максимально подавили твою способность снимать с себя напряжения безопасно, и ты потерял чувство меры, ибо твоя боль стала – безмерна. Ты потерял чувство меры боли. Это и есть суть похоти. И потому, общество создало инструменты канализации уже не форм снятия напряжений, а самой похоти. Привет порнография и толерастия, как последний из способов выживания… когда всеми остальными общество перестало уметь управлять здраво. Либо перестало управлять собою само, и это есть акт воздействия на само общество по его разрушению извне (потеря управления общества самим собой), но это уже не вопрос данной статьи.

Само собой, если с «тела любви» женщины долго не снимать напряжение, оно начинает стекать с областей паха на внутреннюю сторону бёдер.

Ягодицы (мы о них в ключе общественных явлений сегодняшней «злобы дня» поговорим чуть дальше) подобны груди в вопросе снимания и накапливания напряжений. Так же берутся за свою «чашечку», так же вжимаются и проглаживаются снизу-вверх. Хлопки по попе (не по всей, а по нижней части ягодиц) также производят подобные воздействия.

Стопы же являются для женщины её неотъемлемой связью с землёй и поток от земли для неё превалирует. Кто умеет и знает, что такое «чесание пяток» и как это делать правильно – не забывайте делать это своим любимым женщинам. Это помогает им ощущать своё парение и порхать даже при наличии других напряжений. Мужчинам полезно также.

В заключение этого раздела необходимо сказать о трении.

Если изменение границ (надавливание) вполне понятно, то, как с ним? Возьми воздушный шарик, надуй его и попытайся надавить на него пальцем. Твоё надавливание для него будет создавать дополнительное внутреннее давление, которое будет в среднем раскладываться на всю внутреннюю поверхность шарика и как только это давление будет больше способности материала шарика его удерживать – он лопнет в самом слабом месте.

Тоже с нашим телом, а потому, когда с тебя снимают напряжение, главное – не сдерживайся. Все, что хочется сказать, сделать, откашляться, проорать – делай, ибо это не ты хочешь, а это лезет недовыпущенное из того пузыря давным-давно движение.

И когда оно выйдет, ты почувствуешь блаженство. Ты почувствуешь испарину. Поздравляю – ты степлел/а.

Воздействие трением в таком случае – это воздействие на сами границы. Само собой при трении всегда производиться и воздействие давлением. Однако есть и сугубо свойственная трению особенность. Это воздействие на саму границу, что часто мы знаем как «стирание углом» в отношениях. Трением мы воздействуем на сам у чувствительность к границе у человека, а не к внутреннему содержанию. Трением о границы, что часто в обществе называется ещё «груминг» или «общественное облизывание» и поглаживание, мы снимаем поверхностные напряжения и делаем эти границы «монолитными», разглаживаем и расправляем их, т.е. убираем углы и шероховатости, чем убираем с границ потенциально «слабые места», что естественно повышает их общую устойчивость. Это тоже важная задача, потому не забывайте гладить и тереться о своих любимых. Это и приятно и полезно, так как создаёт дополнительный и особенный чувственный контакт, т.е. уплотняет и «утончает» (чтобы чувствовать тоньше) образ способов понимания, как снимать боль в разных ситуациях, местах, состояниях.

5. Правило взаимодействий и отношений

Этот раздел будет достаточно большим и охватит очень много вещей, потому будь внимателен к частностям. Многие ключевые слова, что мы выделили в прошлых разделах тут будут показаны, как связанные и значимые. Ты увидишь их совокупную значимость.

Для затравки, давай поговорим о значении слов.

Мы во многих статьях мы разбирали значение и смысл термина «мат».

Стоит освежить и тут, ибо это важно.

Мат, как определённый язык, называемый стариками «язык огня», известен русскому человеку давно. Можно даже сказать, что с него, как с корешка вырос и весь остальной язык, словно наслоение на этом новые одёжки из аллегорий, иносказаний и т.п. как слоистая капуста.

Огненность этого языка в том, что он содержит в себе максимально простые, прямые и точные определения состояний человека и потому первый из разбираемых нами видов мата – это мат, как «язык брани». Бранные слова – это не то, что вам родители говорят, требуя не материться, а это слова для битвы. Брань – это то, что есть поле брани. Место битвы, но не физической, мускулами, а чистым Духом внутри своей воли или даже внутри чужой. Готовностью стоять на своём огне и Духом и затушить чужой – сломить чужой Дух.

Именно так матом пользуются в битвах и на войне – им бранились, бились, но не до физической смерти, а до Духовного поражения. Мы сознательно рекомендуем помнить о том, что есть тепло от огня и что его тушит либо более мощный огонь, либо холод. Так, огнём и тем, кто жарче – бились мужчины, а женщины бились холодом, т.е. отказом от передачи своего тепла (силы) – проклятьем, т.е. ненавистью. Ненависть – это отказ от чего-то в своём мире и так как силы в женщине очень много (а если и понимание своей силы присутствует, т.е. женщина – ведающая мать), то она может этой силой правильно – даже убить. Охладить, затушить Дух. Так от таких сильных женщин мужчины со слабым Духом могут стать подкаблучниками, а если ещё эти женщины забывают о своей сути, впадая в гордыню собственничества, т.е. в извращение своей природы, то просто вещами.

Именно поэтому женщина, если она не хочет бить мужчину в Дух (проклинать и унижать) и давить волю – она отводит/опускает взгляд, не распускает волосы (в волосах женских её запах и даже феромоны: распущенные волосы распространяют феромоны гораздо сильнее и быстрее, чем собранные в строгую причёску), а также скрывает своё «тело любви», дабы находящийся рядом мужчина не побежал тут же, подобно рыцарю (да ещё и со съехавшей от феромонов крышей) тут же «спасать» принцессу.

Если женщина не совсем уж дура, то она понимает какое мощное воздействие может оказать на мужчину, если сама напряжена и что может этим управлять весьма разрушительно. Например, возбудить, а потом не дать. Таких женщин мужчины ну очень не любят, ибо это не только физиологически неприятно, но и является прямым ударом в Дух и Душу, так как является проявлением гордыни и инструментом подавления воли. И это несправедливо ибо это прямая ложь и обман чувств. И не любят, бывает вплоть до мести (одностороннего восстановления справедливости, так как их обманули), что потом чаще всего сказывается негативно, как на них самих, так и на женщинах, т.е. умножает боль. Почему чаще негативно? Потому что эта месть не ведёт к убиранию боли, а ведёт лишь к восстановлению равного уровня её наличия, т.е. женщина сделала больно и не извинилась, а значит справедливо ей вернуть разницу, чтобы почувствовала соразмерно. И если она не понимает «а меня-то за что?», то после нескольких раз – поймёт.

Второй вид мата – это «язык любви». Если языком брани мы общаемся там, где надо сделать что-то быстро, чётко, победить, например работа, битва, соперничество, приказ, то языком любви мы общаемся с близкими и любимыми. Этот язык также максимально прям и чёток, так как в первую очередь мат является носителем именно огня (Духа) и мужским языком. Это не язык женщин.

Вообще, «язык огня» чётко и коротко описывает конкретное состояние человека, либо то, что ему надо сделать.

Например «охуел» – это значит, стал твёрдым, как хуй (не пенис, а именно ставший половой орган), т.е. подобно переключателю, может действовать только в две стороны так или наоборот и никак иначе. Чаще всего это случается, когда человек действует по программе, его окликают и он либо завис, либо начал делать тупо наоборот, но в той же программе.

Причём в языке мата нет таких слов, которые бы не имели прямые и простейшие смыслы описания состояний и действий. Этот язык прямой, честный и искренний, если им пользоваться правильно.

Третий вид мата – это «сквернословие». Оно даже не язык, а пример того, когда мат используется не по назначению. И потому вместо тепла и тепления он приносит в мир скверну – грязь. Он пачкает говорящего и того, на кого обрушивается. Ведь, если ты хочешь в кого-то плюнуть ядом – сначала этот яд надо набрать в рот.

Именно поэтому женщины, когда проклинают – никогда не матерятся. Не превращают холод в огонь, ибо это не даёт результата, кроме собственного разрушения себя и своего сознания. Так они оскверняют себя, а при этом тратят на это осквернение (повышая его жар) ещё и силы самой жизни. Это как оживить мертвеца, по сути, делая мёртвое живым… кому это будет приятно? Ведь женщина пользуясь «языком огня», пользуется им заёмным от своего рода и его Духа, т.е., если пользуется неверно, пачкает не только себя, но всё, что сама порождает после, т.е. и в том числе своих детей.

Потому матом необходимо уметь пользоваться и знать, когда он уместен, а когда нет.

В старину половые органы звали уд, уды. Мы возьмём Даля, который как раз писал свой толковый словарь «Живаго Великорускаго Языка» во Владимирской и Ивановских губерниях, беря многие значения у офеней-мазыков, на которых как на «стариков» мы часто ссылаемся.

«УД»

«УД м. снасть, снаряд, орудие, сбруя, сосуд (откуда уда, удила и пр); но более | член, часть тела, всякое отдельное, по наружности, орудие тела, как: нога, рука, палец и пр. (откуда удить или удеть, полнеть, а может быть и узы, связь, ужище, вервь, и ужик, южица, кровная родня). Уне бо ти есть, да погибнет един от уд твоих, Матф. Растерзаша уды его».

Удушать и удивлять тоже оттуда, но нам главное – это понять смысл удовольствия.

У Даля есть вот что.

«УДОВОЛИВАТЬ, удоволить кого чем, сев. вост. удовольствовать; удовлетворять,-рить, церк. удовляти, удовлити, снабжать чем вволю, вдоволь, наделять нужным, довольствовать, продовольствовать, доставлять потребности жизни; исполнять чьи желанья, требованья, покоить, делать довольным. Ныне Господь таки удоволил нас хлебом. Его ничем не удоволишь, все мало, все не так. Полк удовольствован харчами, на месяц. Тешь ты мой обычай, удоволю и твою волю, взаимная угода. Удовлетворить кого, по жалобе, просьбе его, или - чью-либо жалобу, просьбу. - заимодавца, разделаться, заплатить долг. - обиженного, дать суд и расправу, вознаградить. -ся, быть удоволену кем, чем; | удоволить себя самого, вознаградить себя за что; | признать себя удоволенным или быть довольну и не требовать ничего более. Он удовлетворяется жалованьем из остатков. Он удовлетворился за потраву, переранил чужую скотину. Я этими решеньем не удоволюсь, буду искать дальше. Удоволенье, удовольствованье, удовлетворенье, удовление, удовольствованье ср. действ. по глаг. Он мне должен дать удовлетворенье (плохой оборот речи), обязан пополнить изъян, убытки, или ответить за личную обиду, напр. поединком. Удовлетвор(я)итель, -тельница, удоволитель и удовольствователь, -ница, удоволивший чем, кого. Удовлетворительный ответ, совет, знание, достаточные, коими кто-либо остался доволен. -ность, качество по прилаг. Удовольствие ср. удоволь ж. состоянье удоволенного, довольного; чувство радости, утешенья, утехи, приятности; успокоенье, от исполненных желаний, от угожденья. Всякое доброе дело покоит и доволит, доставляя обоюдное удовольствие. В твое удовольствие нельзя обижать других. К общему удовольствию докучливый гость ушел. Светские, общественные удовольствия, шумные, суетные, гулянки, пиры, пляски, зрелища и пр. У него одно удовольствие: охота; любимое занятие, забава, потеха. Удовол, сиб. свобода, льгота, досуг, средства. Удоволу нет, стеснены».

Мы уже говорили о том, что удовольствие – связано с удушением воли или её переполнением чем-то (болью). И мы говорили о том, что воля – это способность держать на чем-то внимание. Т.е. когда у нас нет больше свободных сил удерживать внимание, больше у нас нет на то воли – оно неконтролируемо скачет. Как и куда? Там, где больше боли, туда и скачет. И чаще всего больше боли в нас там, где наша система начинает включать естественную анестезию – эндорфины. Туда, от чего мы начинаем получать удовольствие, т.е. то, что приводит нас независимо от нас к снятию напряжений. Потому что решение самых болезненных задач всегда приоритетно, и чтобы от них не сбежали (от боли), нам даётся эндорфинная морковка.

Конечно, мы получаем тоже самое и в своей воле. Разница в том, что в своей воле мы это можем сделать бережно и безопасно, а вот когда себя не контролируем…

И потому, чтобы научиться контролировать себя, постепенно собою управляя все больше, мы придумали слои для языка огня в виде слов заменителей. Например, вместо «блядь» – «блин» и т.п. Так чтобы было легче управлять болью, ибо на слова заменители она ловиться не полностью, а по чуть-чуть.

Теперь, давайте перейдём к более простым словам. Или наоборот.

В нашем мире, в котором мы управляем границами, их изменяя, главное, что получается от изменения этих границ – это колебание.

И теперь внимание. Колебание – это коло(м) ебание. Т.е. воздействие прямым коло определённым образом. И благодаря этому колебанию, происходит какое-то движение. И это движение повышает температуру, от него мир, буквально – теплеет, ибо колебание распространятся может независимо от сред, а вот ощущается за счёт того, что происходит трение между средами. Именно за счёт трения (т.е. возможности передачи колебания, восприимчивости к нему) повышается температура.

И благодаря трению, а так же происходящим изменениям границ, мы получаем самое главное. То, чего мы собственно колеблясь и задумывали. Происходит смена состояния.

Стоп, задумывали? Как задумывали?!

Мы эту смену состояния задумывали тем, как мы колом ебали. Т.е. в том, чем и как мы воздействуем, заложен и наш замысел. Именно отсюда идёт миф в индуизме о Пуруше13, который «пахтал мир», т.е. попросту ебал его, а также то, о чем говорят многие из староверов: мужчина вкладывает в женщину со своей спермой образ крови и своего Духа. Т.е. он вкладывает свой замысел и своё устройство, под которое она потом строиться, чтобы проявлять в себе его для него же полноцельно. Это именно «формы» мужского устройства, которые чувствует женщина и под них подстраивается её тело, её мысли. Она впитывает намерения и чувства с которыми он на неё воздействует, как он её хочет и как он её видит. И потому, если она впитала их верно и проявляет их верно, то мужчина вправе назвать свою женщину своей «хотей», потому что она проявляет в себе его чувства и его охоту, проявляет созвучность своей и его души через вложенные в неё его чувства о Духе.

И потому, говорят, что если мужчина женщине нравиться, то она под него строиться, смиряется под его Дух, под его суть, свиваяется вокруг его Духа, потому что её «нравится» напрямую связано с достижением счастья, мечты о парении и блаженством.

Так, в старину, мужской Хуй (но не Хер) звали совсем иначе. А название, которое мы привыкли слышать сейчас – значило совсем иное, потому православные священнослужители на Руси (особенно «нововеры») серьёзно боролись со сквернословием и требовали «не говорить имя бога всуе» (Хер-а). Но это на заметку и смысл этого разбирается в другой статье14.

Мы же вернёмся к слову. В старину вместо него было иное – «Благун». Благун, потому что он гонит благо, приносит блаженство. Как? Колебаясь, когда стоит колом. И это благун, благо, баго и есть «бог». Тот, кто приносит блаженство и даёт женщине парение, снимая с неё напряжение. Т.е. это звучит грубо, но женщины, «ваш бог – это Хуй», а вот муж ваш – это не бог, он больше, чем бог. Он – Человек, т.е. муж с чином (делом, в котором есть его Дух). И в этом деле он может быть богом, асом, мастером, профессионалом, а самих таких дел – у него может быть много.

И когда женщины думаеют о снятии со своего «тела любви» напряжения, они думаеют не о чем-то идеальном, а о вполне вещественном и самое главное – умеющем сделать правильно и снять это напряжение со всех мест, как «ас», «дока», «профи» и опять же «бог». Кроме того, чтобы не уходить далеко, «хуй» – это часть тела и орган (увы потерявший своё главное смысловое значение), а «хер» – это господин, нем. «herr» (у которого ничего кстати сказать не получается хорошо, т.е. он всё «похеривает»).

Теперь давай поговорим на совсем простых вещах.

Вот у нас есть слово «секс». Оно чужое и чуждое. Как старики говорят «чаромутное», т.е. мутит и чарует, но как «птичий язык», не даёт главного: понимания о чем это оно, что же оно значит. А потому, переведём. Секс (англ. «Sex») – это пол. Т.е. наш секс – это наш пол, мужской или женский. Или третий и неопределённый, как для различного вида содомитов. И не более.

И что с того?

Давай займёмся сексом? В смысле? Вымоем пол, а потом займёмся и потолком?

Мы смеёмся не просто так.

С екс, нам говорят – это половые отношения, так? Т.е. тогда, если мы всматриваемся в смысл, это оказывается «полу-отношения» или отношения полов, но далеко не человеков. Это совершенно бездушные, и даже не животное, а именно порождающее механистическое отношение к близкому, как половине чего-то, т.е. как к полу. Например как? Если их хоть чуточку оживлять, то самец и самка.

Вот что является сексом.

В целом, машинный половой «акт». Но ведь… задумайся, мы подходим уже ближе, вот над таким: ты занимаешься любовью или любишь?

Как это для секса? Заниматься сексом можно… а сексить?

Научись различать, «что» именно ты делаешь. Как это заниматься любовью? Как это может так быть «заниматься вниманием»? «Заниматься волей»? Это уже внутреннее тебя отдаляет от того, что ты делаешь. Охлаждает твоё отношение к тому, к кому ты обращён. Совершенно словесно чуждо нашему пониманию!

Ну и более… ты желаешь половых отношений или любви? Половину отношений, чисто механистического толка, или полноту и душевность?

Это не всё и мы раскроем этот вопрос ещё, дабы тебе не было столь «смешно» от глупых наших досужих слово-поисков.

Вот говорят, что когда ты занимаешься сексом, ты доходишь до пика (чего?) и получаешь оргазм. Ты кончаешь. А теперь вспоминай, что на Руси, никаких оргов и азмов не было, не было этих всяких спазмов, которые ты испытываешь чисто физиологически. Не ради этого всё было. Вспоминай обкладки конденсатора. Неужели надо тереться благуном между ними, чтобы произошёл пробой, один, второй и они испортились? Они же болеть будут…

Вместо слова «оргазм» на Руси было «степлела». Это и есть знак о том, что изменилось состояние. Стала тёплой. Но сегодня у нас тёпленькие – это кто? Это те, кто выпили. Вроде совсем иное, ан нет. Они тёпленькие чем отличаются от холодненьких? Тем, что перестали себя сдерживать в определённых общественных рамках, разрешили себе быть более душевными и потому алкоголь стал одним из инструментов снятия ограничений в поиске душою выхода, когда всё вокруг закрыто. Ты пьян, себя не контролируешь, а значит и не очень и виноват, а потому – можно. Даже если оно разрушает тело, но ведь – душа болит сильнее, а вот иных способов нет сейчас или даже вообще, если никто не рассказал. Вот она самая большая душевная горечь… снимать одну боль за счёт создания другой и долговременной… женщины это поймут, это та самая горечь от провала на одном из фронтов от ощущения, что разрушение неизбежно и компенсировать его нечем.

И вот – женщина получила оргазм, кончила, как говорят. Неужели это «ой, всё»? Неужели все эти труды, все эти действия, все инвестиции в доступ «к телу» только ради кончить? Т.е. за-кончить половые отношения? «Я кончил, сотрите с доски». Кончить – это завершить, остановиться. Но ведь, это значит, что можно встать и пойти делать другие дела, отвернуться и заснуть… как же так… мы что, машины?

Так конец это или начало? Но ведь, если мы «кончили» и всё, то это как раз пол-отношений. В этом нет душевности, мы тупо сняли напряжения… и может быть перевели женщину в иное состояние, но ничего… ничегошеньки не взяли из него, а ведь это и есть самое главное.

Это как разница – целовать в боль или в душу. Но ведь, чтобы целовать в душу, с неё надо сначала снять боль. И потому у нас не было секса на Руси, а была любжа или телесные взаимодействия, наполненные любовью и вниманием, благодаря которым мы теплели, ощущая блаженство, и потом находились в этом состоянии, любя уже от себя, связанные вниманием безмолвно глаза в глаза – душевно. Мы теплели именно для этого перехода и наслаждения состоянием после. Убрать блоки и препятствия не ради убирания блоков и препятствий, а для душевного общения после. Потому, тепление было и есть и будет всегда не концом, а началом. Началом отношений, с которых снята боль, той самой жизни без боли.

Ну и в завершение этого словесного «блуда» (если вам не нравиться, что мат используется по назначению и описывается прямолинейно и точно, потому что кто-то, общество или родители сказали, что сиё плохо, некрасиво и вообще бэ-э-э…), мы дадим ещё несколько названий из преданий старины.

Многие знают слово «кунилингус»15,16. Само собой, это связано с воздействием на женские внешние половые органы, а именно на клитор и половые губы.

Теперь мы добавим так: в старину женское влагалище называли «куна», а клитор – «сикель».

Ну и в конец, думаем, сноски уже изучены, можно добавить и так: куна-лингам. Не по-латински, а санскритом. Связь тут заключается именно в том, что есть куна и есть лингам и совместно – это есть соитие, а кунилингус – это неполное соитие. И слово линга и лингва тоже близки, потому что звуком и языком также происходит связь. Позови даже бога по имени – он откликнется, установиться связь, так?

Впрочем, главное, что этими словами куда проще и яснее пользоваться, потому что они куда яснее объясняют смысл и они все не являются сегодня табуированными. Это не влаго-гонящее влагалище, и не клитор, что вообще непонятно что за тор такой кли, а сикель, примерно откуда «сикают», и куна, в которую благун о-куна-ется.

Но давай, завершим эту тему и перейдём к следующей.

Мы говорили о таком вполне странном явлении – «целовать боль» или «целовать душу». В старину девушку целовали после того, как она степлела, а не до. Думаем это теперь понятно почему. В состоянии боли и эндорфинной анестезии, когда с неё снимается большое количество напряжений разом – ей не до душевного общения. Она напряжена, с неё снимается не только само напряжение, но и блоки, противодействующие этому снятию, запреты, она раскрывается, слой за слоем, расширяя своё доверие даруемое мужчине. Это большая и ёмкая, трудная задача по удерживанию внимания и выпусканию напряжений, да ещё и вести своего мужчину верно.

Мы напомним, что боль видима напряжением. Она видится как вздутие, как напряжённость в конкретном месте. А теперь, обрати внимание, как и чем женщины сегодня пользуются, чтобы быть желанными. Они искусственно создают вздутия на себе. В прошлом это был корсет и пышные юбки, сегодня либо жёсткий бюстгальтер, который формирует образ округлой, вздутой, т.е. напряжённой «налившейся» груди, т.е. груди, с которой необходимо снять напряжение, либо силикон. Тоже с ягодицами. Тот же, сегодня новомодный танец «Booty Dance» (Swag) или «Twerk», где женщина дёргает ягодицами и бёдрами, концентрируя внимание на них и на промежности. Это повышает внимание к округлым, хорошо накаченным ягодицам (далее работает механизм концентрации на боли), а в движении оно ещё и в определённой мере вводит в транс.

Пойми, сегодня всё управление, благодаря ТВ, сконцентрировано на использовании боли и чистой физиологии (с изначально подготовленной культурной средой в виде запретов на снятие напряжения с «тела боли», т.е. создавая искусственное состояние коллективного физиологического перенапряжения, которое потом управляемо канализируется). На скапливании напряжений, затем концентрации внимания и «катарсисе», или коллективном, даже скажем так массовом эмоциональном «оргазме» в определённую сторону и смысловые образы построены все сегодняшние ТВ передачи (и Геббельс знал это механизм, управляя толпой, «как женщиной», хех). Так «доят» тех, в ком боли больше, чем воли.

И коль скоро большинство уже не осознает боль, как инструмент, эти механизмы управления стали автоматическими и привычными, а значит легко манипулируемыми. Ведь такой человек не может уже различить осознанно, когда им через боль управляют, а когда эта ошибка управления есть результат только его собственной похоть(способ управления любой болью в «теле боли» совершенно аналогичен).

Это прямые манипуляции заключаются в том, что сначала нам создают среду, внутри которой наши напряжения никогда не исчезнут, а затем начинают системно доить в сторону, нужную для создателей, пока мы сами не поймём, нужно ли нам это или нет на самом деле, т.е. сумеем различить среду паразитирования на нашем невежестве и выйдем из неё.

Так, женщина, которая представила открытым свою шею, сконцентрировала на ней серёжками, развила волосы, одела обтягивающую одежду и представила все те места, что мы описали в большей или меньшей мере открытыми (главное, например не открытый живот, а открытая спина в области почек), находиться, осознавая или нет, на охоте. И в этой охоте она гасит всех обладающих духом, подчиняя их внимание своим напряжениям.

Именно из-ходя из этой способности и из умений женщин ею пользоваться выстроена самая устойчивая иерархия в мире. Пирамидальная иерархия. Эта иерархия суть женского предназначения – достижение максимальной устойчивости при сохранении имеющегося. Это именно женский порядок. Однако… в рамках этого порядка… женщина не получает то, что ей надо на самом деле. Все бизнес леди, все собственницы, ревнительницы и стервы только ещё больше извращают свою суть и забывают о себе, а потому ещё больше болят… и это воронка самоуничтожения. С родами, что ведут себя по материнской линии – всё совершенно аналогично, т.е. это потеря управляемости родом в сознательном самостоятельном отказе от Духа в роду, т.е. от собственного направления и теперь это направление – искусственно вкладываемое внешнее, т.е. чужой Дух (который пользуется, да к ладу не приводит).

Подчинение мужчин этой женской иерархии ведёт к тому, что подчинённые мужчины начинают стремиться не к своему Духу и творению, а направляют свой Дух на материальное (в интересы женщины, но такой, что уже подконтрольна не Духу мужчины, а Духу иерархии), т.е. на достижение максимальных благ, чтобы очутиться на самой высшей точке иерархии и стать самым крутым… «бабуином». Отсюда все имеющиеся в мире «члено-мерения» и «сисьско-мерения». Но почему бабуином? Потому что это иерархия женская, но не женщин, а самок. И в прайде нужен только один – самый-самый крутой лев. Её структура максимально похожа на львиный прайд, в котором задача мужчины (сведённого до самца) – уничтожить более слабых мужчин, чтобы быть аналогом «семенных быков-производителей». И в целом, львы более ничего не делают…

Но вот представь такую ситуацию. Пусть женщина ответит на вопрос, какое у мужчины самое «сексуальное» место? Даже так, какое для неё самое возбуждающее место в мужчине? То самое, что возбуждает её больше всего.

Ты будешь смеяться, но многие сегодня скажут – кошелёк или хуй. Первое им надо чтобы реализовать свою болезнь собственничества, вызванную недостатком любви и возможности снять с себя напряжения, т.е. недостатком рядом настоящего мужчины, второе – тем же самым, но в вопросе физиологии. Впрочем, со временем, второе переходит из разряда развлечений в менее важную вещь и для женщины ключевым становиться достаток и толщина… кошелька. Это та самая материальная пирамида и на неё сконцентрировано безумного количество оболваненных мужчин и женщин. Потому что они не понимаю суть любви, они знают лишь секс.

Но вот допустим, что у женщины у самой достаточно денег, чтобы получить любой хуй в каком угодно количестве. Нужен ли ей тогда мужчина для души вовсе? Именно свой, настоящий, если её «настоящие» мужчины ограничиваются этими категориями.

Мы не говорим даже о сердце. Без сердца ты машина и чувств в тебе кот наплакал. Сердце – необходимо всем… но вот главное для женщины в мужчине совсем не это и «обязательные» атрибуты. Главное – это мозги и умение думать. Всё это куда ярче и яснее проявляет для женщины в мужчине его волю, а как мы показали выше: без воли любви нет. Ведь ему в первую очередь надо внимать женщину и думать, как её сладить, как сделать правильно. Задачу решить верно. Для этого нужен разум. Ведь часто сегодня женщина ещё и зашорена, ожидая, что мужчина всё знает и умеет, и сделает сам, и обязан/должен и вообще уже «всё купил» и потому она ничего не должна… и потому молчит, как партизан, когда надо говорить, звучать, показывать ему, та ли самая она хотя, как он хочет? И хотя бы не стесняться перед любимым. Иначе это не любжа, а пытки партизан. То самое садо-мазо на военную тематику.

Воля мужская нужна чтоб держать женскую охоту, как многоголовую гидру, которая при этом ещё шипит от боли и может плеваться ядом и последовательно, уверенно и бережно ладить её границы – усмирять её напряжения, пока не понял их целиком, чтобы как раз понял. А как понял, так и сделать из неё шёлковую музу своего счастья, парящую и живую. Уж очень сильно сегодня женщины утоплены в яде противоречий их собственному состоянию душевности и требуется много труда, терпения и воли.

Брюс Ли говорил: «Я не боюсь того, кто изучает 10 000 различных ударов. Я боюсь того, кто изучает один удар 10 000 раз».

Почему? Подумай теперь так. Что лучше – 10000 мужчин по 1 разу или один 10000 раз. Кто поймёт и узнает женщину лучше и глубже, даже если он совсем тупой как пробка? Одну возбудить 1000 раз куда труднее. В этом понимание и научение мужчины. А не быстрее, а глубже и ещё. Не в длине, скорости, размере и выносливости дело, хотя в этом тоже есть своя мера необходимого. Главное не в этом ибо, например со стоп или с шеи напряжение благуном не снимешь. Подход необходим целостный телом – тело, душой – душу.

Давай ещё один вопрос раз-смотрим, связанный с тем, что уже сказали.

Мы говорили о теплении, о смазке и влаге. Об испарине.

Пожалуйста, пойми одну вещь. Если ты взаимодействуешь с человеком другого пола – это всегда любжа. В любой момент, когда ты на него обращаешь внимание – ты его любишь. Почему? Потому что обращаешь внимание. Может миг, а может час, а может и иначе. Нет без-личных отношений. «Ничего личного, чисто бизнес» – это для тех, у кого отсутствует душа и сердце, т.е. роботов. Для тех, для кого «секс» – это только инструмент достижения нужного и необходимого состояния для начала душевного общения, всё совсем иначе ведь то, что ты внимаешь – то тобою и оживает.

И потому, тепление обладает такой же глобальный смысл.

Любое напряжение, когда оно снимается, приводит к выделению влаги, пота, влаги, испарины. Пара. Массируешь ты плечи или какие-то отдельные мышцы – там всё те же напряжения и боль, просто они связаны не только с частью «тела боли» под названием «тело любви», а с какой-то иной, но опять же «тела боли» частью. Всё подобно и всё имеет один и тот же механизм.

И отсюда и глубокий смысл «и было ничто, и дух витал над водою»… в Книге бытия, ведь аллегорично описано и зачатие. И пар – это испарина, та суть парения, витания «в облаках» и есть, когда женщина степлела и стала, как и мужчина с ним одним целым – их тела, когда были горячие сняли друг с друга напряжение. Они буквально втекли в друг в друга, убрав углы трением, замыв и склеив их влагой и паром, превратились в самое нужное и важное состояние – в состояние растёртого, размазанного теста без пустот и катышков… и потому когда тепло ушло, они буквально – склеиваются. В этом и заложен смысл фразы «стали одним целым».

Меж ними на какое-то время перестали быть напряжения… хотя, если помнишь, до того – меж ними «пробежала искра». Был достигнут предел чувствительности к боли, которая может быть заглушена эндорфинами. Предел того, сколько физически есть сил снять за раз… но это можно и увеличить, если знаючи и если есть силы на несколько раз.

И без перерыва, если ты, как мужчина, например, чувствуешь, когда женщина достигает пика и начинает теплеть, то есть короткое время, когда она достигнув пика, начинает свой «спуск» с него вниз, когда её можно простимулировать ещё раз и она взмоет не с земли на тот же уровень, а с одного неба – ещё выше – на следующее, раскрываясь ещё больше. Но тут нужно не пережать, ибо не в силе нажатия, а точности выбора момента дело. Не грубая сила, а понимание и полнота внимания в свою женщину чтобы чувствовать в каком она состоянии и способна ли именно сейчас взлететь выше.

Ибо, ты как мужчина знаешь, что после пика возбуждения благун исключительно чувствителен и нужно время, чтобы эта чувствительность ушла… но что нельзя сделать с благуном, если произошло семяизвержение, то можно сделать с сикелем. Ведь в момент тепления резко меняется кровоток и чуть его отпустив, ты даёшь наполниться ему вновь, а потом в нужный момент достаточно лёгкого дополнительного воздействия чтобы унести женщину ещё выше в небеса. Это и есть «волновой клиторальный оргазм»…

6. Правило для «тебя», душа моя

Женская охота – это инструмент взаимодействия. Им пользуются оба пола, но по-разному. Для женщины – это возможность показать свои напряжения, а для мужчины – это знаки, откуда напряжения необходимо снимать.

Суть «невидимости» женщины к «мужской похоти» заключается в ней самой – в убирании обоснования для похоти ей с мужской стороны в своём теле. Если женщина слажена и не позволяет себе быть распущенной волосами и телом, если она отказывается использовать свою красоту, как инструмент охоты на самца, т.е. как «боевую раскраску», а даёт эту силу только своему мужчине – у неё всё получиться. И понять себя и найти того, кто сможет понять её. Ибо любое понимание – это принятие своей сути. Принятие себя в этом чувстве и когда ты принял – ты увидишь это же в других, но не раньше.

Помни: ты видишь только то, что есть в тебе и только через это.

Женская доля – это быть хотей. Быть тем сосудом силы, который хранится для самого главного – напитать тот Дух, что возвысит и унесёт за собой на небеса. Ведь иначе, ей придётся и далее – не унестись в небеса, а стоять и держать эти небеса, с горечью смотря в недоступную ввысь. Её сила – это её камни. Её мощь для неё самой – без-полезна и бремя, и её смысл и предназначение найти того, что сможет вынести её мощь, сможет снять с неё это бремя удерживания границ известного. Кто сможет взять её, удержать и понести к своему свету, зажжёт этим светом изнутри и она, своей душой засветиться от счастья духом этого мужчины.

Именно потому мужчина по своему духу выстраивает женщину, так, чтобы смочь её сделать парящей и унести свитой верно вокруг своего Духа ввысь и себя и её, как одно целое. И потому, женщина смеривается, смиряется под его Духом. Становится смеренная, смиренная и смирная, ибо вся её охота отдана в руки того, кому она себя доверила и становится свитая верно вокруг духа, если доверила и различила верно. Ведь если верно, то завихрив вокруг себя в танце, Дух унесёт её ввысь, как свою музу и смысл завихрения в воз-дух, туда, где можно парить, где она, как муза – парит… будет паром над водою, порождая новую материю из себя.

У мазыков, тех самых стариков, о которых мы много упоминали, есть термин: «слои любви». Он хорошо и детально разобраны в книге Хранитель Воображения «Быль: про Любовь».

Мы дополним завершение этой статьи кратким их описанием, чтобы показать к чему стоит стремиться в отношениях.

Слоёв у мазыков описано пять:

- «Боль»

- «Бабья Болонь»

- «Дружба»

- «Телесное тепло»

- «Душевное тепло»

Каждый из слоёв – это слой любви и это необходимо увидеть и понять. В каждом из слоёв, что раскрываются и познаются последовательно (желательно) и постепенно, мы учимся некоторой части любви. Некоторому образу улавливать во внимание.

В слое «Боль» мы учимся понимать ту самую боль. Возможность и опасность разрушения связей, когда мы их научились создавать. К сожалению, многие остаются именно на этом слое, позволяя себе пользоваться ими, даже не думая о последствиях, что после него – ничто.

Слой «Бабья Болонь» даёт нам познание окружающего мира общества. Через него мы познаем правила поведения в обществе и правила безопасности. Он передаётся нам ради нашей же защиты и познавая его мы получаем возможность быть неуязвимым от общества. Получаем возможность понять, как в обществе, давая нужное ему, получать – нужное нашей душе. Нужное для движения в следующий слой.

Слой «дружба» раскрывает перед нами миры отношений и взаимодействий, наполненные равенством и взаимопониманием, либо обманом и подчинением, подавлением чужой воли. Здесь мы начинаем чувствовать свою душу по-настоящему, свою собственную охоту, видеть и творить свои цели, отличая их от чужих. Здесь мы выбираем свою дорогу – увеличение боли в других, либо уменьшение в себе, а из себя – постепенно помогать и другим. Мы начинаем понимать себя и научаемся понимать других. Не по правилам, а через те чувства о себе, что мы поняли. Ведь правила и образцы поведения и мы сами – это разное, так?

Личность для общества17 – это одно, а вот мы – это совсем другое. Вот что мы обнаруживаем тут и начинаем искать этому всё больше и больше места в своём внимании. А также искать тех, кто сможет с нами также душевно общаться. Тех, кто в этом пути идёт в туже сторону – к себе.

Слой «Телесное тепло» становится следующим шагом доступа к себе и другим. Следующим шагом доверия и открытия себя чувствам. Телесные контакты, независимость и ответственность за их результаты и приходящие с ними боль… или нега. Тут живёт «секс»… но на этом слое он и заканчивается, как и те, кто считают, что дальше ничего нет… они никогда и не увидят следующий слой.

Слой «душевное тепло» начинается с тепления. С впускания в себя жара жизни, с искренности и открытости, с силы и мощи знания себя душевным и живым. Ведь жить в личинах – это жить в мёртвых оболочках и ассоциировать себя с инструментами защиты и достижения неуязвимости. Щитом… мечом… бронёй от насмешек или зеркалом, проявляющим любой обман и желание получить твоё тепло и внимание несправедливо. Раскрытие души и познание душевных движений, решение душевных задач и своего предназначения, ради которого ты и пришёл сюда – оно вот тут, в твоей искренности по отношению к себе, отказу от лжи и искажений. Ведь пока ты сюда не дошёл – ты и душу то видишь либо искажённо, либо не видишь совсем. За болью, за правилами и запретами, за обманом и ненавистью, за ошибками телесных контактов, которые случаются из-за недоработок понимания себя на прошлых слоях. Всё это застилает глаза, но когда мы всё же смогли дойти – мы парим…

Завершение

Мужчине, у которого его «тело любви» сконцентрировано вокруг паха и в благуне (и потому что он, возбуждаясь/напрягаясь может вобрать в себя сам много напряжений разом), самому нужно куда меньше для снятия этих «половых напрягов». Как говорят – «достаточно руки и простейшей фантазии», а вот женщине – нет. Это глубочайший секрет, который женщины утаивают и хранят потому, что тогда весь замок собственничества, вся система «добиваться её руки» и класть к их ногам целые миры, как порабощённые, захваченные, достигнутые, так и уничтоженные только ради одной ночи – они все растают как дым, как мираж. Вся иллюзия сегодняшней индустрии «управления через пизду» или женская пирамидальная иерархия (теперь мы можем сказать об этом прямо), индустрия создания мёртвых обличий внутри женщин стоит на иллюзии «ценности» именно женского тела. На торговле женским телом и даже не всем, а лишь теми частями, которые искусственно прикрыты фиговыми листочками. И на иллюзии его, тела и даже этих фиговых листочков – недоступности. Несправедливости и… недостатке.

Эта иллюзия создана неслучайно, а потому, что когда-то женщины осознали, что мужчины перестали делать то, чему предназначены. Перестали быть мужчинами с Духом для них. Не все, но ведь мы говорим об обществе. О целом, а не единицах счастливых в потоке тех, в ком напряжений выше головы и они не знают, как с ними справляться.

Этот инструмент недоступности, необходимости добиваться женщины и порицание с другой стороны за блуд, за готовность подарить себя просто так, за «демпинг», они все выросли из женской боли и потери. Чувстве потерянности без мужчины. Не без мужиков, мачо, самцов, а именно без мужчины, без которого и не будет женщины, а будет самка, давалка, госпожа и одновременно шлюха в браке за кошелёк и раболепное восхваление, дающая «безлимитный, но строго по часам, когда не болит голова» абонемент на борщ и секс.

Женщине больше надо. Это действительность.

Это её слабость. И этот её тотальный проигрыш и несамостоятельность они пытаются закрыть вот такой иллюзией. Почему? Потому что прыгать своей куной с благуна на благун – это ещё более мучительно. Ты не в силах свиться верно и полностью, не в силах отдать всю себя… тебя просто используют, как куклу и вещь… и видя это, что мужчины начали «просвещаться» развратом и извращениями, превращая и себя и их в вещи… в механизмы, они попытались создать барьеры. Хотя бы вещественные, чтобы хоть как-то смочь при потере различения проверить Дух, раз он… перестал светить прямо из мужских глаз. Перестал быть настолько ясным, что можно было с первого взгляда говорить – люб или нет и доверяться полностью, зная, что этот Дух – твёрд и в силах унести её в небеса.

Мы многое не понимаем из отношений в прошлом, слишком зашорены сегодняшними «распутными и развязанными» отношениями и стимуляцией разврата и разных видов извращений эти отголоски. Даже индусская камасутра – это лишь набор поз. Это всего-то четверть или даже пятая часть из свода сакральных книг описывающих культуру отношений между мужчиной и женщиной. Это всего-то «слой любви» под названием «боль», если можно представить такое сравнение.

Потому, запомни, мужчина, если ты хочешь быть мужем с чином, Человеком и чтобы рядом с тобой была Женщина всецело Твоя или даже не одна, но все – любящие тебя, вместо владеющие тобой. Женщине надо больше. Больше ласки, больше тепла и внимания, больше твоего Духа. Это её главная слабость и страх… обмануться у неё в этой слабости велик также.

Ведь знание об этом – это соблазн для любого животного в мужском обличии воспользоваться женщинами как угодно, но не дать и капли Духа больше, чем из слоя «боль». Весь «пикап»… все книги по языку тела и многие иные инструменты – они направлены именно на уничтожение этой последней иллюзии крепости. Они не ради любви. Они ради мести и господства превосходства эго. Ведь нигде среди них ты не увидишь то, что на самом деле тебе, как мужчине надо сделать с женщиной своим Духом. Ты не увидишь лад, а лишь инструменты разрушения… её и тебя.

Помни об этом. Ей надо больше. И видь в этом не возможность и слабость, а свою задачу. Свою ответственность, как защитника и плеча, что не даст ей эту слабость превратить в душевное поражение, что сделает из этого вашу совместную силу и могущество. Не твоё, не её, а вашего «мы». Ваше счастье – общее.

У неё больше напряжений, и её голова идёт всегда кругом. Потому и логика у неё совсем не женская, а округлая, сферическая. И мужчины с их прямой, как палка Духа логикой не понимают эту «сферу возможных любых вариантов» и карту «джокер», которая показывает что угодно и когда угодно. Не готовы принимать её вне своей логичности, такой, какая она есть просто внимая её в себя целиком. Оживляя её полностью. Не улавливают эту нелогичность, эту задачу не хотя видеть именно так. Почему? Да потому что у них никогда не было менструации, не было причин видеть мир так и из таких состояний и ситуаций постоянного разделения внимания на множество потоков, что всегда, часто и резко меняют настроение. Они никогда не решали сразу множество задач, а если и решали, то гордятся своему особенному умению многопоточности и многозадачности, но как умению, а не как жизнью в этом постоянно.

Женщина же привыкла жить при резкой смене настроений, во множестве потоков, при соответствующей резкой смене мест, что напряжены буквально с рождения. Это её суть и эту суть необходимо понимать здраво, полно и целиком – безоценочно. Просто внять и впустить себя, вкладываясь в неё своим вниманием и через внимание – Духом.

О тсюда у неё так много настроений. Любая смена состояний/настроений – это резкий рост нагрузки на границы и их раздрай. Вот почему она пришла учиться контролировать сразу много границ. Вот почему любимую надо не только ебать, но и гладить и ладить всю. Суть мужчины, не мужика, не мачо, а мужчины, нашедшего свой чин, своё дело, Дух, ставший человеком – это умение управлять через свою волю границами и обобщать их. В целое. Устраивать свои цели в верный стожок. Не только какую-то одну часть, а всё целиком.

Вот и представь, что Атлант держащий небеса не может даже почесаться. Всё его тело – напряжено от этой нагрузки, и он не может отвлечься даже на небольшое почёсывание. Ты, как мужчина – для этого Атланта и защита, и спасение. И представь, что ты воспользовался его (её) неспособностью дать сдачи, защититься… ведь если он отвлечётся на тебя – небеса рухнут на всех. Ну и что? Все эти самцы, мачо… они собирают и бывает даже с гордостью считают «количество» женщин, «побеждённых» ими «слабых» Атлантов, чью силу они даже не удосужились попробовать на вкус по-настоящему. Гордясь своим тестостероном, они остаются слепы к сути и содержанию, но посмотри на это как на… позор. На провал мужчины, как мужчины. Он не состоялся Духом. Не смог.

Кроме того, такие создают раз за разом множество моментов риска, шансов срыва… и падения небес. Это ли достижение? Эх… невежественные разрушители, что не умеют любить по-настоящему. Не выросли выше животных, гордящихся, что они животные. Впрочем, ведь есть и такие женщины-атланты, что отказали себе в своей службе и пользуются такими мачо в ответ. Месть за месть… но она тогда, когда женщина потеряла надежду на счастье. Когда они её «убили»… либо она убила себя сама. Такие Атланты бросили свои небеса и надежду их достичь и больше никогда их не найдут… так ведь? И им уже не нужна защита… они не слабы ибо при них теперь вся их сила, но не несущая благо, а разрушающая, они бизнес-леди, они эмансипированы, феминизированы (femine=famine – всего одна буква разницы, а это уже не женщина, а голод), голодные стервы… живые мертвецы и они делают таких же вокруг себя мужиков… это прямая некромантия и подчинение культу смерти.

Настоящим же женщинам нужна защита. Не потому, что они слабы, а потому что они заняты. И они будут в этом честны и искренни, ибо это так и есть. Они не стесняются и не скрываются и именно так их слабость может быть силой, ибо когда они могут говорить об этом – они могут и услышать, увидеть тех, кто сможет их защитить, потому что те узнают, что и как защищать – необходимо. Но для этого надо понять как. Понять хоть немного себя.

Это защита и спасение.

Им нужна защита, потому что именно мужчина способен усмирить эту бушующую силу, сделать её безопасной для неё самой и снять напряжение, а спасение, что ты будешь рядом, никуда не денешься, если она сделает ошибку. Ты будешь стеной и плечом, что поможет в том фронте, где она ошиблась и поддержит. Можешь считать, что её сила – это плата за вот такой труд, но трудиться придётся – не только телом, но и душой. И вот такой труд одухотворит и о-благо-родит вас обоих.

Отсюда и роли в семье – мужчина – это защитник, а женщина – хранительница очага и подобное, что каждый сам знает с избытком.

И дойти до самого конца можно только искренне. Ложь себе помешает – всегда.

Как женщине, так и мужчине, мы в конце дадим напоминание, что оставил после себя Брюс Ли. Напоминание о них самих, что в его словах лежит буквально практически тем же самым смыслом и содержанием, что мы сказали выше. Просто каждый это видит со стороны своего мастерства, а суть содержания у всех мастеров – одинакова, в чем бы не состояло их мастерство. Просто примени эти смыслы к тому, о чем мы говорили выше сами и попробуйте найти подобие и общее. Это хорошая практика.

Найди то, о чем рассказывает эта статья в этих фразах, ведь как мы показали «слои любви»: любовь – она во всём, но просто проявляется через разные чувства и меры понимания. Научись её видеть множеством способов и тогда ты осознаешь глубину её разнообразия.

Брюс Ли:

«Бой не выигрывается одним ударом. Тебе придётся научиться держать удары или нанять телохранителя. Забудь слова победа и поражение. Забудь о гордости и боли. Позволь противнику войти в тебя, проникнуть в твою плоть. Проникни и ты в его плоть, проникни ему под кожу. Дай переломать тебе кости. Не думай о безопасности — положи всю свою жизнь перед ним».

«Если всегда ставить себе границы в том, что можешь сделать, физические или любые другие, можно с таким же успехом быть мертвецом. Это распространится на работу, на мораль, на всю жизнь. Нет никаких границ, только горизонтальные участки стабилизации. Но нельзя на них оставаться, нужно выходить за их пределы. Если это убьёт  значит, убьёт».

«Хороший боец не тот, кто напряжён, а тот, кто готов. Он не думает и не мечтает, он готов ко всему, что может случиться».

«Ты должен БЫТЬ тренировкой, вместо того, чтобы ДЕЛАТЬ тренировку. Ты должен быть свободен. Вместо сложности формы должна быть простота выражения».

«Не важно, что ты даёшь, важно, как ты даёшь»

«Соберите всех великих учителей вместе в одной комнате, и они будут согласны во всём друг с другом. Соберите вместе их учеников, и они во всём будут спорить друг с другом».

«Знания недостаточно, необходимо применение. Желания недостаточно, необходимо действие».

«Будь мягок, но не покорен. Будь твёрд, но не жёсток».

«Несуществующее нельзя запереть». «Мягкость нельзя сломить».

«Поражение не поражение, если только вы не признаете его таковым в своём сознании».

«Когда какой то большой парень атакует вас, вместо того, чтобы реагировать на его эго, научите его реагировать на ваше. Вы должны думать про себя: «Как я благодарен тому, что мне сейчас представляется такая чудесная цель с большими возможностями». Не думайте о том, что ваш противник может вам повредить, а получайте удовольствие от того поражения, которое вы собираетесь ему нанести, если уж он оказал вам такую любезность. Я называю это духом боя».

Читать или скачать статью в pdf

___________

1 Предваряя статью, рекомендуем изучить материалы других статей Ирил Селиф: «Битва миров: порнография вместо воли» и книгу Хранитель Воображения: «Быль: про Любовь». Однако, это только наши рекомендации. Различного видео и иного материала, тренингов по взаимоотношениям и пониманию полов в мире множество и мы не стремимся заполнить всю эту нишу. Задача статьи – проявить конкретные вехи и свойства, на которые обращается больше всего внимания.

2 ДОВЕРИЕ

«Это такое состояние, которое невозможно без человека. Доверие является той основой, без которой невозможно ни одно совместное исследование или дело. Ни один настоящий договор единодушия».

ДОГОВОР

«Наличие общих целей позволяет людям объединять усилия. Основой такого объединения является договор. Договор является основой для совместных действий. Если договор использовать точно, он не даёт никому выгоды, он даёт равенство и дружбу».

3 ЦЕЛЕУСТРОЕНИЕ

1. Следующий после Кресения этап Очищения. Выстраивание себя как Лествицы Целей. Приближение к Мечте.

2. Цели – это потерянные желания, они и есть предмет исследования и очищения на целеустроении. Без понимания целеположности и устремленности Духа вообще невозможно понять мышление. В этом смысле целеположность, точнее, понимание, что в основе всего мышления лежат цели, является одной из основ теории мышления. Зачем нужно изучать целеустроение и все, что с ним связано? Естественно, не ради него самого. Во-первых, нужно разобраться с целями, чтобы снять все возможные помехи в жизни. И это, выходит, первая цель, желание хорошо жить. Но сделать жизнь хорошей не всем покажется достаточным, хотя это и немало. Многие захотят пойти дальше. Куда? В другие миры, к Богу, в Мечту, одним словом, к чему-то гораздо более высокому, чем их земное существование. Вот это и есть вторая задача целеустроения. Возвращение желаний – это возвращение искусства мечтать, а следовательно, жить. Задача целеустроения – сначала убрать как можно больше чужого и лишнего в нашей жизни и дать возможность заниматься тем, что хочется, что нравится, что доставляет удовольствие и радость, а не тем, что должно, что требуется, что необходимо.

ЦЕЛЕПОЛОЖНОСТЬ

Способность целостно (то есть, не лошиться, трепаться) достигать поставленную цель. Целеположность не такая простая способность как кажется. Целеположность позволяет пройти как нож сквозь масло через плотносомкнутую стенку крепких бойцов, но это если ты видишь цель которая находится за стенкой – она тебя и ведёт, если же ты, идя к своей цели, завяжешься в борьбу со стоящими в стенке, то ты так и завязнешь – завязнет твоя сила. Целеположность – это с одной стороны умение видеть в пространстве сознания точный образ цели, с другой стороны это умение этот образ удерживать. Твоя Сила и Движение течёт туда, где находится «твоё сознание».

ЦЕЛЬ

1. Это отсроченное желание. Отличие цели от желания в том, что цель может и не быть желанной. Цель редко бывает желанной в миг достижения. Она была желанной в прошлом, до того, как было создана цепочка образов её достижения. С мига, когда она была создана, желания больше нет. И, соответственно, пока есть желание, цепочка не создаётся, ты достигаешь в образах, меняя их с каждым изменением обстоятельств. Но достигаешь сам, не передавая на «автомат» мышления. И лишь потеря желания заставляет желанное превратиться в цель. И, соответственно, ради её достижения создать образец – цепь образов, которые будут достигать этой цели без твоего участия. Соответственно, и радость в конце будет не от достижения желания, а от освобождения от цели, т.е. радоваться будет мышление, а не ты.

2. «Цель» как понятие пришло в русский язык в 18 веке из немецкого языка. Сейчас оно так плотно укоренилось, что уже стало частью русского языка. Слово «цель» объединило множество понятий русского языка: - охота, - желание, - устремление\стремление.

3. На уровне тела мы испытываем потребности, на уровне души мы испытываем желания. Когда мы соглашаемся потерпеть (а происходит с началом «договора на человека»), то мы отодвигаем потребность и желание во времени, по сути, мы отодвигаем себя. Так потребность и желание становятся целями.

4 МЕЖЕВЫЕ СТОЛБЫ – на каждом из межевых столбов написано предупреждение нарушителю. И все они построены по типу запрета или требования. Эти запреты и требования отражают внутреннюю структуру маленького феодального государства. Это сужающиеся круги.

1. Есть широкая зона, где ты сам вступаешь во взаимоотношения с чужими. Это поле или «пограничье».

2. Есть круг, где живут «союзные племена». Те, кто необходим для твоего жизнеобеспечения. Они в принципе, чужие, но испоселены на твоей земле, потому что тебе так «выгодно».

3. Есть меньший круг, где живут твои люди, твой народ. «Мои люди».

4. Далее начинается твоя столица или замок – кремль – сюда допускаются только «свои».

5. И самое сердце кремля – замка – дворец – детинец – сюда вхожи только «близкие».

6. Хоромы или палаты, где могут быть только родные (необязательно по крови, но все равно кровники).

7. И опочивальня, куда вхож только сердечный друг.

Эти семь кругов и есть семь слоёв личности, направленной в общество. Их желательно знать, потому что точное знание своей земли или требование допуска к себе даёт возможность точно «заключить Ряд», то есть утрясти взаимоотношения.

5 Мы представим тут мазыкские «слои любви» кратко (расширено см. статью «Общественное предназначение» и книгу Хранитель Воображения «Быль: про Любовь») и ближе к концу статьи. Все эти слои – это «слоистость любви» или познание любви через разные качества чувств и их способы восприятия и осознавания.

- Слой «Боль».

- Слой «Бабья болонь».

Яндекс.Директ
Оформим банков­скую гарантию!Узнайте за 37 минут какой банк выдаст вам гарантию на выгодных условиях!neva-konsult.ruСодействие в подборе финансовых услуг/организаций

- Слой «Дружба».

- Слой «Телесное тепло».

- Слой «Душевное тепло».

6 https://www.youtube.com/watch?v=s8spMxJg4qs Сказка «Три царства: Медное, Серебрянное и Золотое». Расшифровка: http://dushaved.ru/13-skazki-kak-vedy/213-mednoe-serebryanoe-i-zolotoe-tsarstva

8 Отказ – закрывает, отключает саму возможность чувствовать (ведёт к атрофии этих органов с последующей невозможностью их использовать), а запрет блокирует возможность воспринимать чувствуемое (создаёт ещё один пузырь напряжений, что при долговременном сдерживании перерастает в боль и болезнь). Изучением и описанием, как отказ и запрет в сознании действует на тело и почему тело от этого начинает болеть занимается психосоматика. Именно потому актуальны например книга Валерия Сидельникова «Возлюби болезнь свою». Возлюби, по сути, значит: обрати на неё внимание и пойми её, дойдя до того корневого решения, которое стало причиной её появления.

9 «Лаженье», вариант представления тренинга: http://www.slps.ru/directions/bodywork/lazhenie.html

10 В последние 80-100 лет пышным цветом «расцвела» анти-культура. Сначала она поразила Запад, а после известных событий 1987-1991 годов (когда пали идеологические барьеры и рухнул железный занавес) активно внедряется в нашу российскую действительность. Черты анти-культуры:

1) Постоянная обращённость к теме смерти, некрофилия: бесконечные романы и фильмы ужасов, катастроф, триллеры, боевики и т. п., информационная некрофилия в средствах массовой информации [СМИ].

2) Проповедь-пропаганда анормального в разных его видах: театр абсурда; философия абсурдизма; психоделическая философия; наркотическая антикультура; романтизация преступника [когда антигерои-преступники изображаются как герои], чрезмерное внимание к отклонениям в сексуальном поведении [садизму, мазохизму, гомосексуализму]; пристрастие к изображению психопатологии, болезненных проявлений человеческой психики, достоевщина.

3) Нигилизм по отношению к старой культуре, разрыв с ней или попытки её «осовременивания» до неузнаваемости (с потерей содержательной части), одним словом, нарушение баланса между традициями и новаторством в пользу последнего; новаторство ради новаторства, соревнование за то, чтобы своим «новаторством» сильнее удивить (вспоминай афоризм Ключевского выше), поразить воображение зрителя, читателя, слушателя. Захватить внимание и подавить волю.

4) Воинствующий иррационализм: от постмодернистских изысков и вывихов до восхваления мистицизма.

К сожалению, деятели культуры всё больше превращаются в оборотней — деятелей анти-культуры.

11 Почему с собою, если ты живой – не скучно, мы предлагаем изучить через статью Ирил Селиф «Переходный момент в одиночестве». Статью можно найти тут: https://www.razumei.ru/lib/articles/iril/ либо в авторском ЖЖ: http://final-adamant.livejournal.com/370633.html

12 Сти́мул (лат. Stimulus, римск. – острый металлический наконечник на шесте, которым погоняют буйвола (быка), запряжённого в повозку) – сильный побудительный момент; внутренний или внешний фактор, вызывающий реакцию, действие; также, в терминологии экспертных оценок, – объект-наблюдение, воздействующий на опрашиваемого субъекта («стимулирующий» его принять то или иное решение).

13 Пуруша (др.-инд. पुरुष, puruṣa IAST, «человек, мужчина, дух») — согласно индуистской мифологии, существо, из тела (или семени) которого была создана Вселенная.

В Ригведе жертвоприношению Пуруши посвящён отдельный гимн — Пуруша-сукта. Пуруша — Наслаждающийся — четырнадцатое из 1000 имён Вишну.

В индийской философии термин «пуруша» означает «божественный дух», макрокосм. В философии санкхьи пуруша — множественное неподвижное мужское (духовное) космическое начало, «чистое сознание», созерцающее динамичное женское начало — пракрити (материя). Пуруши являются вечными, их основные свойства — отсутствие свойств (ниргуна). Однако Пуруша, созерцающий пракрити, склонен ошибочно идентифицировать себя с ней и с гунами.

14 Ирил Селиф «Герой или дока?».

15 Куннили́нгус (лат. cunnus — наружные женские половые органы + лат. lingo — лизать; синонимы — кумбитмака, ламбитус) — форма орального секса, сексуальное возбуждение самки путём воздействия на наружные половые органы губами, языком или зубами.

16 Ли́нгам, также часто — ли́нга, (санскр. लिङ्गं liṅgaṃ IAST — знак, метка, признак) — в древнеиндийской мифологии и некоторых течениях индуизма символ божественной производящей силы. Наибольшее распространение получил в шиваизме, как поклонение лингаму (символу Шивы) и женскому символу «йони» (символу шакти (женской стороны) Шивы в различных её проявлениях — Парвати, Кали и других). Хотя некоторые направления шиваизма — в основном, лингаяты — в своей практике используют лингам без йони.

В качестве ритуальной скульптуры представляет собою вертикально поставленный цилиндр с закруглённой или полусферической вершиной (аналог благуна, что во время пасхи проявлен, как кулич), обычно поднимающийся из йони — основания в виде круга, реже в виде квадрата. По сторонам цилиндра могут быть изображены скульптурные образы богов.

Считается, что образ «линга-йони-мурти» символизирует собою неделимое единство мужского (Шива) и женского (шакти Шивы) начал, от соединения которых исходит жизнь.

17 ЛИЧИНА

«1. Личина – поведенческая маска для управления другими людьми. Личность это то, что мешает быть «душевным человеком». Личность стариками понималась как набор личин, от которых человеку надо помочь очиститься вместо того, чтобы его воспитывать или улучшать. Очевидно, понятие личин идёт от скоморохов. У скоморохов было два термина для обозначения маски – личина и харя. Каждая личина сопоставима с «социальными ролями» или характерными способами поведения – по сути, обликами, хари же – с мышечными масками. И то и другое должно быть сорвано с человека, чтобы проявилась его божественная сущность.

2. Старики обыгрывали слово личина-лучина. Представляя личность, как сучковатое полено. Если такое полено бросить целиком в печь, то оно не сгорит – останется головня. Но полено можно пощепать по лучинам. Каждая лучина щепается до сучка. Также можно работать и с личностью – щепать её по личинам-лучинам, каждую до сучка, то есть, до корешка – до причины, из которой личина растёт (это может быть западок, залом, обида, наброд, поражение сознание)».

ЛИЧНОСТЬ

«1. Мазыки видели личность как полено, которое должно сгореть в огне Креса (путём Кресения сознания), остаётся одна головня – Душа.

2. Личность имеет трёхслойную структуру:

- Чужая Личность – это набор победительных личин (обликов), образов себя и способов поведения, благодаря которым удаётся побеждать окружающих людей, удаётся управлять ими.

- Следовая Личность – это, говоря по-простому, Дурак, то есть, то, что проиграло однажды. А это почти всегда связано с болью. И вот ты отправляешь это «за печку». Подальше с людских глаз. Прячешь это.

- Теневая Личность – это, по сути, тёмный лес. Там западки и дикие звери живут».

С любовью от души. 
Возвращайте своё счастье искренне! 
Ирил Селиф, окончание 2016 года

 

 

 

Похожие материалы