Мазыкское целеустроение

Гость (не проверено) Втр, 02/15/2011 - 02:23
Автор Шевцов А.А.   
15.08.2006 г.
Екатеринбург, октябрь, 1995г.
Лекция: ЦУ. Приход в жизнь. Рождение мышления. Сказка «Думы». Чужие цели

Попробуем теперь поговорить о Целеустроении.
Мы с вами сегодня затронули эту тему в связи с приходом человека или с приходом жизни. Жизнь приходит сюда как некая структурирующая или целенаправляющая среда, как это ни странно звучит. Как мы это можем себе зрительно представить, наглядно?

Человек совмещает в себе живое и неживое. В нем есть жизнь и в нем есть совершенно мертвое тело, которое, на самом деле, всего лишь вещество. То есть без жизни, без духа, без души тело – это просто ходячий труп. Если мы представим землю без жизни, то мы увидим, условно говоря, ровную поверхность, ровно мертвую. Жизнь в той же условной картине, проливается как некий раствор, как некая жидкость, заполняющая эту нишу. И вот все, что мертвое, оно спокойно ракушками-камушками лежит на дне, а все, что живое, плавает на поверхности. А человек болтается. К ножке пара гирек привязана, а голова живая на поверхности. Очень похож на компас, на стрелку компаса. Только компас всегда пытается найти, где север, а человек — где бог. И в силу того, что он сам вертикален, ему кажется, что бог сверху. Почему? Потому что он знает, что его цель — это бог, и поэтому он направлен вверх. И вот бог у нас на небесах.
Что же человека удерживает? Мы с вами сегодня затрагивали эту тему, что в принципе он не может вот так вот удерживаться. По всем законам физики человек должен упасть и лежать. Удерживает как раз жизнь. Условно говоря, он в ней всплывает. Вот это мертвое образование, когда жизнь приходит, оно как бы впитывает в себя жизнь и подымается, расцветает. Человек чудом стоит, нарушая все законы этой вселенной.
Вот это состояние стрелки, указующей туда, где есть твоя цель, мне бы хотелось, чтоб вы для себя отметили, потому что именно в этом мы более всего уподобляемся богу. И сама по себе жизнь есть среда или посредующее между природой, материей и духом, и в силу этого она автоматически ориентирует туда. И сам дух, присутствующий в нас, как считает традиция, проявляется отнюдь не тем, что пытаются найти ученые, чтобы доказать, что его нет. Они говорят, что в нас нет ни души, ни духа, потому что если бы он был, он должен был бы как-то себя являть. Но все попытки доказать, что души, духа нет, строятся на том, что от них ожидается такая же форма разумного поведения, как та, которая присуща тем личностям, которые это исследуют, в данном случае — ученым. Личности полностью в мышлении и в речи и, значит, если в нас есть душа и это более высокая ипостась, чем личность, то она должна еще лучше говорить на русском или английском языке. И даже не допускается мысли, что мы можем не понимать языка души. Она себя должна проявить так, как я хочу, чтобы она мне доказала. Нет вопроса о том, что ты должен попытаться услышать душу. Для ученого стоит обратное: у меня вот есть средства экспериментальные лабораторные, стрелки же не шевелятся. Если человек меряет душу, и у него стрелки не шевелятся, о чем это говорит? Нечему шевелиться там. Значит, он ее превратил вот в эту штуку. Отказав ей в праве на существование, он действительно потерял ее в себе или он утерял общение с собственной душой, с духом.
Так вот, традиция говорит о том, что на самом деле, если еще душа более-менее отчетливо для нашего восприятия может говорить — она говорит чувствами, то дух говорит всего лишь способностью человека быть нацеленным сориентированным в пространстве вселенной. Если учесть, что у вселенной нет ни границ, ни направлений, то этот ориентир становится очень сложным, поскольку она бесконечна, и этим ориентиром становится дух этой вселенной, назовем его богом, если хотите, назовем его дивом — нам это все равно. И, соответственно, все остальные уровни существования человека и существования вселенной точно так же сориентированы. Мы об этом говорили как о ступенях: Жизнь, Движение, Сила, Сознание, Дух.
Давайте подумаем: если мы видим целью достижение бога, то вообще-то, если мы отбросим ложную скромность, это означает слияние с богом, а слияние автоматически означает стать богом. Не заменить бога, а стать богом, слиться с ним. Но это не понимается потому, что больно цель велика. Что значит стать богом? Это значит, своим умом охватить всю вселенную. Как кажется, это невозможно. При этом мы как бы не замечаем, что на самом деле наш ум как раз тютелька в тютельку равен вселенной. Но, к сожалению, он бывает перекрыт у нас всяким сором, который не дает возможности это почувствовать.
И еще одна помеха. Да, конечно, богом бы стать хорошо, но при этом очень бы хотелось еще сохранить того себя, который есть. То есть какое-то личностное осознавание, способность личностно осуществлять какие-то поступки и память. И при этом кажется, что если я сейчас быстренько стану богом, я все это должен потерять, а жалко — там есть много такого хорошего и такого плохого, но зато своего… На самом деле цель абсолютно достижима, если только найдено средство. Если ты понимаешь, что задача — не накапливать плюс к тому, что есть, какие-то силы, а освобождаться от сора, то автоматически процесс становится неизбежным. Он не за одно воплощение может идти. Может быть, не за одно тысячелетие. Но он становится неизбежным.
И при этом, если мы вспомним, что одна из черт бога — всеведение, то это означает, что твоя память сохраняется. Но для нас память является основой для поведения. Иначе говоря, исходя из того, что было нашим жизненным опытом, мы совершаем какие-то поступки, а опыт — это створожившаяся память. Или, иначе говоря, память, сплавленная с алгоритмами поведения. Так вот, хочется сохранить память, чтобы как-то еще проявлять себя как «ты», но при этом, смотрите, есть и обратный конец, который помогает с этим справиться. Вы знаете, что вообще-то не хотелось бы стать богом прямо сейчас еще и потому, что не совсем готов. Вот еще есть кое-что, что стоило бы подчистить для того, чтобы стать богом. Ты это подчищаешь, и что происходит с твоей личностью? Вот это ведь часть личности, что ты подчистишь. Хотя бы болячки вылечишь, и они ушли. Но свято место пусто не бывает, и на это место пришло то, что ты хотел в плюс для того, чтобы стать лучше, добрать. И, значит, ты взял и переместился. Ты был таким, вот это нижнее выбросил, и вот это верхнее добавил. И ты изменился. И так, раз за разом, и буквально через считанные годы ты, на самом деле, совершенно другой, абсолютно другой — старого почти не осталось. И ты нисколько не жалеешь, ты, наоборот, радуешься — старое ушло, новое пришло. Твое осознавание того, как себя вести, тоже меняется с каждой переменой. И, значит, к моменту, когда ты станешь богом, ты в принципе будешь обладать опытом того, как поступать любым образом. Но из тех способов поведения, которые тебе мешали стать богом, к тому моменту, когда ты станешь, уйдет охота их исполнять. Они будут настолько отработаны, что да, ты их помнишь, они с тобой. Все хранится в тебе, весь комплекс информации. И единственное, что бог на самом деле делает, поскольку ушла охота проявляться, он позволяет все. И это неизбежно, как состояние — состояние созерцания. Вспоминайте: если движение гонит, жизнь горит, тело бьется и страдает, то сознание уже только структурирует, знание направляет, а дух пребывает в созерцании. Он созерцает, он — океан, в то время как все остальное есть река или струи, или потоки.
И значит, сколько бы мы с вами не бились, мы не станем богами до того, как уйдет все, что нас от него хоть как-то личностно отделяет. И мы не станем раньше, чем мы проработаем всю свою личность. У вас нет варианта другого для своего развития, кроме как по этим ступеням, потому что на самом деле программа достижения твоего просветления или твоего божественного состояния записана в твоей личности как неизбежность твоего пути. Пока ты ее не проработаешь, ты все равно никуда не приходишь. И, тем не менее, другой цели нет. И до тех пор, пока мы не понимаем, что цель там, мы попадаемся на чужие цели, на все, что угодно вокруг нас.

Я хотел бы прочитать об этом сказку. Скоморохи, которые составляли сказки, прекрасно понимали вот эти все принципы, принципы движения к цели. Называется сказка «Думы». Посмотрите на нее с точки зрения цели.

«Выкопал мужик яму в лесу. Прикрыл ее хворостом. Не попадется ли какого-нибудь зверя? Летел журавль, спустился корму поискать, завязил ноги в хворосте, стал выбиваться, бух в яму! И лисе горе, и журавлю горе. Не знают, что делать, как из ямы выбраться.
Лиса из угла в угол мечется, пыль по яме столбом, а журавль одну ногу поджал, и ни с места, и все перед собой землю клюет. Думают оба, как беде помочь. Лиса побегает-побегает, да и скажет:
- У меня тысяча, тысяча, тысяча думушек!
Журавль поклюет-поклюет, да и скажет:
 — А у меня одна дума.
И опять примутся — лиса бегать, а журавль клевать.
- Экий, — думает лиса, — глупый этот журавль! Что он все землю клюет? Того и не знает, что земля толстая, насквозь ее не проклюешь.
А сама все кружится по яме, да говорит:
- У меня тысяча, тысяча, тысяча думушек.
А журавль все перед собой клюет, да говорит:
- А у меня одна дума.
Пошел мужик посмотреть, не попалось ли кого в яму. Как заслышала лиса, что идут, принялась еще пуще из угла в угол метаться, и все только и говорит:
- У меня тысяча, тысяча, тысяча думушек.
А журавль совсем смолк и клевать перестал. Глядит лиса — свалился, ножки протянул и не дышит. Умер с перепугу, сердечный. Приподнял мужик хворост, видит, попались в яму лиса да журавль. Лиса юлит по яме, а журавле лежит — не шелохнется.
- Ах ты, — говорит мужик, — подлая лисица! Заела ты у меня этакую птицу?!
Вытащил журавля за ноги из ямы, пощупал его — совсем еще теплый журавль! Еще пуще стал лису бранить. А лиса-то бегает по яме, не знает, за какую думушку ей ухватиться.
- Тысяча, тысяча, тысяча думушек!
 — Погоди же! — говорит мужик. — Я тебе помну бока за журавля!
Положил птицу подле ямы, да к лисе. Только что он отвернулся, журавль как расправит крылья, да как закричит:
- У меня одна дума была!
И только его и видели. А лиса со всей тысячью, тысячью, тысячью думушек попала на воротник к шубе».

Да, трудно проклевать землю. Трудно представить, что можно преодолеть такую цель, как снова вернуться в божественное состояние. Но проклевал же до своей свободы!

На самом деле, русское целеустроение, в отличие от современной и предыдущей телеологии, то есть науки о целях, не определяет вот этих иллюзорных целей вообще. Это общие рассуждения. Какая бы цель не была перед тобой поставлена, даже достичь бога, она становится иллюзией просто потому, что ты ее поставил, ты ее произнес.
На самом деле, принцип работы такой: ты доверяешь самому себе. Ты доверяешь тому, что там внутри все было когда-то заложено правильно.
А в общем-то, у тебя нет выбора. Если ты этому не доверяешь, то что может быть? Что там все равно все правильно, или что там все неправильно. Если все неправильно, тогда все равно ничего не получится. Но если все правильно, то шанс только один, в том случае, когда ты идешь туда, где правильно, а если не идешь, тоже не получится. Так что, правильно там или неправильно, неважно. Остается только доверять. Тогда есть хоть какой-то шанс.
А в силу того, что ты доверяешь, что там все правильно, ты себе вообще цели не ставишь. Ты знаешь, что ты дойдешь до знания, ты автоматически будешь знать, просто потому, что оно тебе будет присуще. А если ты не дойдешь до знания, то все равно никуда не прорвешься. И поэтому задача одна — освободить себя от незнания. Но незнание есть понятие отрицательное, а мы существа абсолютно положительные, как сама жизнь. Значит, незнания быть не может. Раз мы положительные, там есть вместо этого нечто другое, что не дает нам обладать знанием. Есть некоторые другие знания, которые мы как таковые не оцениваем. Мы чем-то заняты, чаша переполнена. Значит, задача одна — освободить чашу от лишнего, и тогда она автоматически будет освобождаться для восприятия нового знания и, возможно, знания вообще. Вот и все. И по мере того, как ты освобождаешься, ты меняешься, к тебе приходит новое понимание, и в конце концов есть шанс, что оно станет настоящим.  
Значит, принцип работы над собой в русской школе целеустроения очень простой: ты должен вначале убрать то, что явно является помехами, или чужим тебе. Общий принцип очищения.

Целеустроение работает на то, чтобы из этой мечущейся по тысяче, тысяче, тысяче целек лисы превратить тебя в четко проклевывающего пусть толстую, пусть кажущуюся безнадежной по своей плотности гору, ведущую тебя к богу. Вот задача целеустроения.

 

Похожие материалы