Речь и слово

Гость (не проверено) Втр, 02/15/2011 - 01:17


Автор Шевцов А.А.

  

15.08.2006 г.

У Даля есть определения речи и слова. Они сильно отличаются, и я вовсе не уверен, что они верны. Но они помогают мне показать отличия в понимании того, что такое речь у мазыков, от понимания ее современными людьми. Именно это отличие показывает, почему речь может очищать, а мы этого не понимаем.

Даль определяет речь не так, как это сделали бы современные языковеды. На мой взгляд, он вообще дает определение речи тогда, когда определяет «слово». Но это не важно. Важно, что он выделяет в понятии «речь» два значения:
«Речь — слово, изреченье, выраженье. // Речь, что-либо выраженное словами, устно или на письме…
//Разговор, беседа; смысл говоримого».

Речь — это либо разговор, либо смысл говоримого, как это видно в выражениях, вроде: О чем у вас речь идет? Какую речь на него сказываете? В чем обвиняете?

Суть этого моего замечания будет понятней в сравнении с тем, как Даль определяет «слово».
«Слово — исключительная способность человека выражать гласно мысли и чувства свои; дар говорить, сообщаться разумно сочетаемыми звуками, словесная речь…
// Сочетанье звуков, составляющее одно целое, которое, по себе, означает предмет или понятие».

Под именем «речь» в нас скрываются две способности: способность сочетать звуки, для чего их надо уметь вызывать. И способность передавать смысл.
Человек так увлекся последним, что совсем перестал обращать внимания на то, как он извлекает из себя звуки, сочетающиеся в речь. С тех пор, как он стал исходить из того, что в начале его существования было Слово, и увидел в этом свое отличие от животных — Человеку слово дано, скотам немота — он обрел способность говорить, но ослеп.
Разве животные немы? Только в ослеплении от зазнайства можно было так видеть животных. Я уж не говорю о том, что они издают множество звуков, которые человек просто не в силах повторить. Но они еще и издают осмысленные звуки, они переговариваются ими и управляют друг другом. В этом они ничем не отличаются от человека. И зазнайство наше очень напоминает зазнайство американцев, которые считают, что в мире есть только американские ценности, а ценности остальных народов просто не могут рассмотреть, так они для них мелки…
Из-за этого искусственного самоослепления из жизни современного человека ушло много чудесного. Во всяком случае, для него перестал существовать «птичий язык», то есть язык, на котором говорили волшебники, понимающие природу.

Но давайте приглядимся к тому, как мы говорим. Разве способность сочетать звуки в слова исчерпывает все наше общение?
Вспомните, сколько вы в действительности мычите при общении! Сколько свистите, вздыхаете, кашляете. И все это глубочайшим образом значимо для выживания и наполнено смыслами.
Я напомню простенький анекдот, который вы, наверняка, слышали. Тем лучше, расскажите его «с выражениями», которые он утеряет из-за передачи на письме.
Динозавр динозаврихе:
 — у-У!
Она ему:
 — Э`э.
Он ей:
 — у-у-У!
Она ему:
 — Э`э.
Он ей:
 — Вымрем, дура!

На занятиях Академии самопознания мы даем иногда упражнения на общение без слов. У мазыков такие языки назывались Маяками. Маяки могут быть разными, например, в виде пальцовок и условных знаков, которым общаются воры. Но могут быть и «птичьим языком». К примеру, на нем очень удобно общаться любовникам. Анекдот не случайно затрагивает именно эту тему.
Попробуйте, и вы с удивлением почувствуете, что это общение удивительно приятно. Я же подскажу на что обратить внимание: оно приятно особым образом, оно телесно приятно.
Это потому, что эти образы хранятся не в сознании, а в Паре, и откликается на них Жива, то есть та душа, которая отвечает за жизнь тела. Но это моя душа. И я испытываю наслаждение от того, что ей хорошо.
А хорошо ей тогда, когда я не мучаю ее своими заумными сложностями, когда я могу пожить просто. Некоторые из наших исследователей рассказывали мне, что во время сложных самопогружений вылетали из тела и оказывались своим сознанием в животных. Кто в птицах, кто-то в коте. В своем собственном коте.
Что поразило: там все очень громко слышно, и там удивительный покой… Это великий соблазн, воплотиться котом, жизнь проста и понятна, будто ты великий восточный мудрец…
Мы презираем животных только потому, что мы — цивилизация, а значит, сумасшествие, которое стремится к собственной гибели, чтобы излечить от себя Землю… Но заслуживают ли они презрения? И что заслуживаем мы?

Прежде, чем изучать очищение речью и словом, надо понять, как мы извлекаем из себя слова. Делаем мы это только одним способом: пропуская сквозь тело образы. И выходят они всегда в виде движения, обычного телесного движения. Либо двигаются голосовые связки, язык и мышцы лица, либо двигаются руки, либо все тело. В зависимости от того, что ты избрал органом испускания образов, ты либо говоришь и поешь, либо пишешь, либо двигаешься в пляске, труде или бою…
Но для души все это едино, когда она освобождается от своего груза. Она так же рада, когда ты закончил труд и тем освободил ее от заботы о хлебе насущном, как и когда ты наконец-то написал письмо своей маме…
Если душа возвращает свою естественность, выпуская ее через тело, она поет. И тогда рождаются звуки, которые могут сочетаться в слова… А могут и не сочетаться.
Поэтому у мазыков очищению словом предшествовало очищение песней. Для этого существовало Душевное пение, и начиналось оно с Песни души или Песни имени.

 

Шевцов А.А. 

Тэги: 

Похожие материалы