Звучание значения

Гость (не проверено) Втр, 02/15/2011 - 01:17


Автор Шевцов А.А.

  

15.08.2006 г.

Как обучиться душевной беседе? Надо научиться слышать, как звучат те камни, что лежат на душе человека. Пока звучат камни, душевной беседы нет. Она возможна лишь тогда, когда звучит сама душа.
А как понять, что звучит? Мы все это умеем, вещь совсем простая. Мы умеем и слышать и говорить, как душевно, так и используя камни. Достаточно прислушаться к собственной речи.

Если описывать это просто, то душа говорит лишь то, что раскрывается в словах. В силу этого, душевная речь как бы не видна. Человек просто говорит, и в этом, как кажется, нет никакой душевности. А вот остальная речь полна значений. И даже когда ты говоришь явно душевно, узнаваемо душевно, в действительности это уже не душевная речь, потому что это речь значима — значимо душевная.
Ощущение присутствия значения за какими-то словами есть присутствие особого значения. Это и есть признак «камня».
Камни на душе – это большие сложные и в каком-то смысле тяжелые образы. То есть именно то, что воплощается сквозь наши тела звучанием или движением. Они не могут не звучать особенно. Они не могут не выделяться среди обычной речи.
А что такое обычная речь? Это какой-то вид движения. А движение в нас рождается душой. Что значит, что любая речь душевна, даже привычно душевна. А вот тяжелые образы от нее отличаются, потому что душа тяготится ими и как-то избегает.
Это значит, что на слух речь состоит из потока обычного звучания и отдельных слов и предложений, которые произносятся особо, например «душевно».
Что значит «душевно» в этом случае? Это значит, что часть речи произносится с каким-то дополнительным намерением. Например, оказать воздействие или убедить в чем-то, к примеру, что-то сделать или в своем душевном отношении к человеку.
Но действительная душевность предполагает, как мне кажется, признание за другой душой и другим человеком равных прав, а значит таких же, как я хочу для себя. Например, право на полную свободу и независимость. Останется ли другая душа свободной, если я внесу в нее убеждение в чем-то? Хотя бы в том, что я душевен и ко мне надо относиться «душевно», то есть особо?
Мы все постоянно и очень внимательно наблюдаем за чужой и собственной речью. И даже требуем: следи за речью. И следи за тем, что говоришь.
Это разные вещи. Следить за тем, что говоришь, — это следить за содержанием высказываний, следить за тем, соблюдаешь ли ты правила общественного поведения, выказываешь ли должное уважение, а значит, помнишь ли ты об устройстве мира и общества. С точки зрения задач воплощения, это проверка того, обрел ли ты способность сохранять в своем сознании большие образы без потерь, независимо от того, что тебя отвлекает.
Или же следить за тем, что говоришь, означает требование не выбалтывать лишнее, а значит, здесь проявляется задача обучить сознание не терять договоры, то есть образы действия, которые ты избрал хранить.
В общем, во всем этом слежении за тем, что говорим, мы обучаем свое сознание обретать образы, и так углубляться.
А вот при требовании следить за речью, мы учимся осознавать, как говоришь, то есть как звучишь. И так обучаемся самопознанию, а через него и очищению. Потому что то, что звучит не в соответствии с задачей, надо убрать из своей речи. Пока – всего лишь за определенные барьеры сдержанности. Но это еще один вид очищения. Очищение сдержанностью – очень частное очищение. Это очищение не себя, а чего-то в себе – речи, поведения, нравственности. Но это упражнение и это часть школы очищения. Его нельзя отбрасывать без внимания. Его надо понять и охватить, как начальные шаги к действительному очищению.
Воротами к нему для человека сдержанного являются искренность и способность к самокату, как это называлось у Мазыков. Но рассказать в самокате и научить ему нельзя, не осознав своей сдержанности. А значит, нельзя без обретения той искусности в созерцании себя и самоосозновании, которую дает простое требование следить за речью.
Поэтому всем желающим научиться очищению сознания необходимо начать слышать все слова в речи, которые звучат иначе, чем остальные. За любым особым звучанием – нечто: вещь или существо. Они добавляют к обычной речи дополнительные смыслы. Смыслы эти – самые разные, но их всех можно назвать общим словом. Слово это – имя.
Любые особые звучания – это двойные слова, состоящие из слова и добавленного к нему имени того душевного камня, который произносит это слово вместе с тобой. Но имя – это такая подсказка!

 

Шевцов А.А. 

Похожие материалы