Мышление договоров (семинар 1999)

Гость (не проверено) Втр, 02/15/2011 - 02:23

Автор А. Андреев    15.08.2006 г. [ cеминар по Личностному мышлению. Основная лествица мышления. Мышление договоров. Екатеринбург, сентябрь, 1999 года ]
Традиция считает, что человек становится человеком не с появлением мышления или речи, а после того, как он заключил договор на человека. После договорённости с ним, что он будет учиться на человека. Может, это неправильно, но мы с вами сейчас будем считать, что это не абсолютная истина, а рабочий инструмент для того, чтобы двигаться к себе.

Итак, договора есть то, что творит человека. И в этом святость договоров. Почему? К договору вы относитесь, как к понятию, в некотором роде, священному. При этом, если мы присмотримся, то увидим, что договора в нас обладают колоссальной силой. Почему? Потому что мы их, по сути, не осознаём, так же, как и мышление управления. Мы же не осознаём, что заключали договор на человека, на то, чтобы быть человеком. Мы не осознаём, что заключали договор на то, что будем соблюдать правила поведения, правила приличия, будем правильно одеваться, правильно себя вести и т.д. Мы много чего не осознаём, как договора. Но при этом, если мы приглядимся, то убедимся, что все формальные признаки такого явления, как договор, в любом из договоров науки мышления присутствуют. И именно то, что мы не заметили, что это было оформлено как договора, придаёт им силу чего-то неизбежного. Правят они нами железно.
Посмотрите внимательно, как мы с вами ненавидим нарушителей договоров.
Вот мы сидим. Заходит какой-то наглец и начинает кричать. Причём он кричит не нам, а кому-то своему. Какая реакция на это будет? Глядите. Формальные признаки договора. Мы все с вами знаем, что в этом обществе есть негласная договорённость, что когда в каком-то помещении люди работают, нужно вести себя тихо, чтобы не мешать людям. А входить вот так и начинать орать какую-то чушь, мешая всем, когда можно было нормально, тихонечко сделать — это действительно наглость и нарушение договорённости. Нормальный человек понимает, что нельзя себя так вести. Почему? Потому что есть договор людей о взаимной пощаде. Если ты сейчас пощадишь меня, я тебя в следующий раз, может быть, пощажу. Веди себя правильно. И мы от наглеца звереем, когда он на нас прёт, явно нарушая какие-то наши права. Почему?
Моделируем ситуацию. Ты едешь в транспорте, сидишь усталый. Приходит баба с ребёнком, которому не меньше 9–12 лет, и начинает от тебя требовать, чтобы ты встал и уступил место мальчику. Кстати, реальная ситуация. Находятся такие наглые бабы, которые понимают, что они от тебя это могут потребовать. Что ты чувствуешь внутри? Возмущение. Почему? Потому что она наглая. А чем она плоха? Почему ты так возмущаешься? Да была бы она с ребёнком на руках, я бы сам встал. Правильно? Может быть, она хочет именно тебе сделать больно? Вот фиг бы я ей уступил, ведь она даже не себе просит, а пацану. С какой стати? Он должен стоять. Ему вообще сидеть не полагается, он вышел из того возраста, когда он в принципе должен в транспорте сидеть. Да и более того, там вообще свободные места есть. Да, договор она нарушает, это ясно. Так почему ты злишься на неё? Ты имеешь право сидеть. Более того, ты и сидишь. Но ты сидишь и злишься. Уязвимость. В чём уязвимость?
Ты ощущаешь себя уязвимым, ты ощущаешь, что защищённости нет, попадаешь под боль. А почему? Посмотрите внимательно. Ситуация предельно в твою пользу, общественное мнение на твоей стороне, потому что имеет место явное нарушение справедливости. То есть ты настолько силён, что мог бы быть абсолютно спокоен, но именно в этой ситуации у тебя пропадает покой. Именно в этой ситуации тебя вообще колотить начинает. Хотя ты бьёшься всего лишь за то, чтобы сидеть. И в другой ситуации, когда всё не так явно в твою пользу, ты вообще бы просто встал и уступил. Значит, потеря места не есть главное. А теперь давайте посмотрим ещё пристальнее. Нарушается система договоров. А окружающие не хотят, чтобы мир разрушился, даже в плане покоя, мир, как покой. Почему тебя перемкнуло? А теперь посмотрите внимательно. Она настолько явно сделала себя уязвимой, что ты чувствуешь, что сейчас ты её порвёшь. И эта сволочь тебя к этому прямо и ведёт, чтобы ты выпустил зверя. Ведь видит же, что нарушает все договора настолько явно, что у тебя есть все права её порвать. Правильно? Ты же вправе будешь, тебя же все оправдают. Но это повлечёт за собой следующие шаги. Может быть, разбирательства в милиции. И всё равно ты докажешь, что был прав. Но сколько беспокойства. Чувствуете? Значит, наглость возмущает тебя из-за того, что она провоцирует тебя выпустить зверя. Но, выпустив зверя, ты действительно совершишь убийство. Буквально, с летальным исходом, может быть. И вот этого ты и боишься.
Теперь посмотрите, что такое дрожь? Многие считают, что дрожат от трусости. Да, от страха дрожат, от страха выпустить зверя. А на самом деле это не трусость, а сдерживание. Чем он сильнее рвётся, тем больше дрожь. Кто испытывал это ощущение и думал, что это трусость? Увидьте в каждой ситуации, что нет у вас страха, у вас есть одно: сила зверя, рвущегося из вас, и сила запрета выпускать зверя, которая проявляется как трусость, как вам кажется. А на самом деле — как мышечная реакция на попытку зверя вырваться.
Получается, что за мышлением договоров скрывается колоссальнейшая сила. И мышление договоров нужно нам для того, чтобы иметь возможность оправданно стравливать ненависть. Потому что, если ненависти нет, то ты пройдёшь это так, как говорит жизнь. Просто протечёшь по ней. А если есть ненависть, нужны точно определённые формы поведения, договора о том, как себя вести в каждой ситуации. Тогда, по крайней мере, ты точно знаешь, докуда ты обязан сдерживаться, а откуда ты уже можешь выпускать из себя зверюгу.
Вот это вам и придётся отслеживать, когда дойдёте до лютого зверя и до мышления договоров.
А теперь поглядите: раз такая сила управления заложена в договора, то становится понятно, почему мы с такой святостью относимся к ним. Ведь договора оформляют управление в мире, делают мир управляемым. Почему нас начинает колотить от любого нарушения договора? Потому что мы знаем, что если сейчас начнут нарушаться договора, все выпустят зверя. Но это ладно. Вот я выпущу, и тогда вам конец будет.
Скажите это сейчас, просто проговорите шёпотом про себя: если начнут сейчас где нарушать, то я тоже. Ищите, почувствуйте, как оно там начинает. Только дайте мне возможность, только нарушьте договорённость.
Бумажка — это есть всего лишь материальное воплощение хранителя договора, а настоящими хранителями договоров всегда были боги. И были даже боги, хранящие договора, такие, как Варуна, Митра. Есть даже больше, чем боги – Асуры, ведические боги-творцы. Далее, есть сущность по имени Рта, или Рита, то есть мировая справедливость, в основе которой соблюдаются договора. Родившись от них, она стала править и ими. Мы договариваемся о справедливости, мы рождаем договор, и он правит нами. Так же и на уровне богов. У нас на Руси Рита сохранилась в произношении в двух словах. Во-первых, рота, как водили, если помните, в Византии, наших язычников клясться. Христиане клялись по христианскому закону, а язычников вводили к роте, они клялись на мече, своими богами. И во-вторых, ряд, отсюда – рядиться, подряжаться.
И у общественных договоров есть внешний хранитель. Материальный – само общество, как составляющие его люди, нематериальный – общество в виде памяти общества, или народного духа. Сам мир хранит, как дух, наши договора. Договора священны.

 

А. Андреев

Похожие материалы